Меню

Экологизированная система защиты растений средства и методы защиты

Экологизированная система защиты растений. Средства и методы зашиты

Понятие об экологизированной интегрированной защите растений В прежних интегрированных системах такое большое значение экологическому равновесию не придавалось, поэтому возникла необходимость нового названия системы. Был предложен термин «экологическая защита растений — ЕРМ» (Kozar, 1992-b). Более точное определение этой системы было дано М.С.Соколовым (1994) — «экологизированная интегрированная защита растений». При этом независимо от степени уклона в сторону экологии основой для любой интегрированной системы являются экономические пороги вредоносности — ЭПВ (Танский, 1988) Наиболее точное и реальное определение ЭПВ цано В.А. Захаренко и др. (1986) — это уровень численности вредителя, начиная с кᴏᴛорого обработки пестицидами становятся рентабельными. Внедрение экономических порогов вредоносности было важнейшим шагом, позволившим существенно снизить пестицидную нагрузку на местность, и уменьшившим антагонизм между защитой растений и экологическими представлениями. Именно эти пороги используются в компьютерных программах управления сельскохозяйственным производством (Ives, Hearn, 1987). Недавно был предложен двухуровневый ЭПВ (Сугоняев, Монастырский, 1997) для системы защиты риса во Вьетнаме. Нижний уровень такого порога является сигнальным (предупреждающим), верхний — оперативным, что также позволяет принять во время экологически безопасные меры и сократить расход пестицидов. Для посевов риса с учетом экономических сторон вопроса эти уровни равны 5 и 7 % потери возможного урожая. Надо отметить, что ЭПВ в большинстве случаев воспринимается как единственный путь к сохранению урожая при минимальном загрязнении среды, как сигнал необходимости использования пестицидов («спусковой крючок» Сугоняев, Монастырский, 1997). Другие же важные приемы защиты растений, по отношению к кᴏᴛорым нельзя использовать ЭПВ (например агротехнические методы, сохранение естественных энтомофагов) фактически отходят на второй план, что недопустимо. Согласно позиции С.С. Ижевского и др. (1999), концепция ЭПВ неприменима также при защите от переносчиков заболеваний растений, при необходимости искоренения карантинных вредителей и в некоторых других случаях. Другой не менее важный шаг на пути сближения экологии и защиты растений — это разработка концепции уровней эффективности естественных врагов — УЭЕВ (Нарзикулов, 1981; Бондаренко, 1986, Brown, 1999). Уровень эффективности естественных врагов — это такое соотношение численностей популяций вредителя и его хищников или паразитов, при кᴏᴛором нецелесообразно прибегать к каким-либо защитным мерам, тем более к химическим пестицидам, даже если численность вредителя уже существенно превысила ЭПВ. За очень короткий срок энтомофаги сами справятся с популяцией вредителя. Концепция УЭЕВ прежде всего направлена на ликвидацию профилактических обработок химическими средствами. Здесь возможны различные методические подходы. Лишь в редких случаях определяются численности одной пары видов: фитофаг-энтомофаг. Более практично определение суммарной численности всех хищников и паразитов. Так, наличие 200 — 250 особей энтомофагов на 100 растений хлопчатника (по данным В Г Коваленкова, 1998, — 300- 350 особей) полностью обеспечивает защиту растений и обработки пестицидами в таком случае недопустимы (Нарзикулов, Умаров, 1975). Можно учитывать только многоядных хищников, тогда УЭЕВ достигается при наличии в среднем 2,5 — 3,0 особей на одно растение. На цитрусовых плантациях в Грузии учитываются не только энтомофаги, но и заражение фитофагов, в основном сосущих, таких как щитовки, ложнощитовки, белокрылки и тли, патогенным грибом ашерсонией (Яснош и др., 1996). Чаще, чем численность паразитов и хищников на одно растение, определяется соотношение между численностями популяций энтомофагов и фитофагов. Так указывается, что при учете всех видов афидофагов на всех стадиях их развития достаточно одной особи на 30 — 45 тлей, чтобы отменить химобработки (Рубан, Дядечко, 1973). Конечно, такой показатель как УЭЕВ весьма условен. Предпринимались попытки ввести поправки в УЭЕВ, исходя из размеров хищника. Так, было показано (Мамедов, 1988), что хищничество одной особи относительно крупного клопа Nab is pal ifer Seid. равно по эффективности хищничеству 13 особей мелких клопов рода Onus. На несовершенство такого показателя как УЭЕВ указывает В.А Миняйло (1987′) Действительно, если понимать УЭЕВ, как соотношение численностей энтомофагов и фитофагов, то он должен быть одинаковым как при результатах учета 1/10 (низкие плотности популяций), так и при 100/1000 (высокие плотности). Эᴛᴏᴛ автор предлагает разработать разные уровни порога вредоносности в зависимости от численности популяций естественных врагов Тем не менее общий принцип остается незыблемым — если на поле много естественных врагов, то даже при высокой численности вредителя отравляющие химические средства применять не следует. В практике сельского хозяйства учет многих видов энтомофагов и акарифагов очень затруднен или невозможен. Иногда вместо энтомофагов ошибочно учитываются растительноядные виды. Есть основания полагать, что численности крупных и мелких энтомофагов обычно корелируют между собой. Е.С.Сугоняев и А Л.Монастырский (1997) предложили выделять, так называемые, индикаторные виды, т.е. наиболее крупных и легко учитываемых членистоногих. Несмотря на большой интерес к фауне хищников и паразитов на поле, в сельском хозяйстве как России, так и зарубежных стран УЭЕВ применяется крайне редко. В разработанных для Австралии компьютерных программах сначала предполагалось учитывать энтомофагов, но позже эᴛᴏᴛ пункт был практически снят (Ives, Hearn, 1987). Заметим, что численность энтомофагов обычно воспринимается исследователями как нечто данное и не управляемое, подобно погоде. Лишь в редких работах анализируются источники и возможности заселения поля полезными членистоногими (Ниязов, 1992, Хамраев, 1992). Независимо от уровня экологизации любая форма интегрированной системы в ее реальном практическом приложении предлагает пассивное ожидание, пока уровень численности популяции вредителя не превысит экономический порог. Обычно эᴛᴏᴛ уровень относительно высок и имеет место только, когда популяция вредителя «ускользает» от пресса хищников и паразитов. При такой численности вредителя уже необходимо применять срочные «пожарные» меры, т.е. использовать быстро действующие химические пестициды Декларированное в проекте Закона РФ определение, к сожалению, никогда не соблюдается. При всем том, что на словах уделяется большое внимание устойчивости агроэкосистемы, эту самую устойчивость регулярно сводят на нет. В этом заключается коренная противоречивость любой интегрированной системы, основанной на порогах вредоносности. Конечно, химические средства дают несомненный эффект, если вредитель не выработал к ним резистентности. При этом данный эффект отличается кратковременностью. Однократная обработка может, например, резко снизить численность гусениц некᴏᴛорых вредных огневок на ранних стадиях личиночного развития (Pang, 1988). Однако из-за гибели энтомофагов выживает в дальнейшем несравненно больший процент личинок, кᴏᴛорые остались в живых после применения пестицидов. В итоге, численность имаго вредителя на участках, где проводились химобработки может быть значительно выше, чем там, где эти обработки не проводились. Следовательно, как в наркомании одна обработка пестицидом стимулирует необходимость применения другой, другая третьей и т.д. А что было бы, если бы на поле всегда имел бы место необходимый уровень эффективности естественных врагов? Тогда мы могли бы вообще забыть о пестицидах и проблемах, связанных с их применением.

Читайте также:  Тест с ответами анатомия и морфология растений

4) Биологическая защита растений:

Биологическая защита растений —Система мероприятий по защите растений и продукции растительного происхождения от вредных организмов путем применения биологических препаратов или использования регуляторной и истребительной деятельности естественных врагов вредных организмов, а также раздел науки о защите растений.

Раздел науки о защите растений, разрабатывающий теоретические и методологические основы мероприятий по борьбе с организмами, наносящими урон посевам и посадкам в открытом и (или) защищённом грунте, окультуренным угодьям и естественной растительности, на основе применения биологических препаратов или использования регуляторной и истребительной деятельности естественных врагов вредных организмов.

Система мероприятий по борьбе с организмами, наносящими урон посевам и посадкам в открытом и (или) защищённом грунте, окультуренным угодьям и естественной растительности, на основе применения биологических препаратов или использования регуляторной и истребительной деятельности естественных врагов вредных организмов.

Биологический метод защиты растений, как альтернатива химическому методу, является неотъемлемым компонентом системы для контроля вредителей и возбудителей заболеваний сельскохозяйственных культур.
Только использование естественных врагов фитопатогенов и фитофагов позволяет контролировать численность вредных организмов экологически безопасными методами.
На основе накопленного опыта предприятие ООО «Центр Биотехника» совместно с инженерно-технологическим институтом «Биотехника», а также другими научно-исследовательскими учреждениями стран СНГ разработало технологии массового производства и применения биологических средств защиты растений на различных культурах закрытого и открытого грунта.
Предприятие «Центр Биотехника» работает на рынке средств биологической защиты растений с 2001 года. За это время специалистами предприятия было сделано все возможное, чтобы вернуть биологическому методу его законное место в системах защиты растений.
В число, производимых нами, биологических средств включено 10 наименований микробиологических препаратов, обладающих фунгицидной, инсектицидн.

Источник

Экологизированная система защиты растений средства и методы защиты

Защита растений — составная часть растениеводства, поэтому ее стратегия определяется историческими изменениями культивирования растений (Новожилов и др., 1995). На протяжении XX века четко просматриваются определенные фазы в принципах культивирования сельскохозяйственных растений. Хотя эти фазы были описаны на примере хлопчатника (Botrell, Adkison, 1977), они наблюдаются и на других культурах Естественно, что описанные ниже изменения не синхронны как для разных культур, так и в разных регионах.
Экстенсивная фаза, когда используются преимущественно традиционные сорта и прежде всего агротехнические способы защиты растений Химические пестициды и неорганические удобрения применяются очень ограниченно Урожайность в течение этой фазы относительно мала, но также минимален и ущерб окружающей среде.
Интенсивная фаза, когда резко увеличивается использование химических удобрений Вводятся новые высокопродуктивные сорта, а также обладающие высокой токсичностью пестициды. При этом обработка проводится в жестко определенные календарные сроки и поэтому нередко оказывается чисто профилактической. Во время этой фазы резко повышается урожайность сельскохозяйственных культур, однако природе и здоровью человека наносится колоссальный ущерб.
Кризисная фаза, когда новые методы оказываются все менее эффективными, особенно в защите растений. Четко выявляется быстрое возрастание устойчивости (резистентности) вредных видов к пестицидам. Химическая промышленность стремится решить эᴛᴏᴛ вопрос выпуском новых ядохимикатов. Увеличиваются как объемы, так и концентрации используемых средств защиты растений В итоге, темпы роста затрат на защиту растений обгоняют темпы прироста сельскохозяйственной продукции в 4 — 5 раз (Бондаренко, 1986). В принципе, очевидно, что любое средство защиты растений (в большей степени химическое и биосинтетическое) и в меньшей биологическое, помимо выработки резистентности, уничтожает вместе с вредителями и другие виды членистоногих и, кроме того, загрязняет среду (Соколов, Филипчук, 1999). В итоге, в течение этой фазы собственная устойчивость агро-экосистемы падает почти до нуля.
Фаза деградации культуры, когда производство становится нерентабельным. Хозяйства меняют набор возделываемых растений и часто разоряются.
Фаза возрождения культуры, кᴏᴛорой соответствует сокращение объемов применения химических средств защиты растений и параллельная разработка управления агроэкосистемой с помощью биологических средств.
На наш взгляд, такая защита растений, тем не менее, еще противоречива, так как совмещает использование ядохимикатов, разрушающих устойчивость агроэкосистемы, и многочисленные средства, повышающие эту устойчивость В принципе, эта «экологизированная» система защиты растений позволяет сохранить урожай, хотя и поддерживать баланс между противоречивыми способами трудно из-за боязни риска при отступлении от привычных схем защиты растений
Мы полагаем, что за последней пятой фазой должна следовать фаза экологической защиты растений, когда любые воздействия, разрушающие природу, будут отменены.
Смена этих фаз прослеживается в энтомологической литературе Если взять учебники по сельскохозяйственной энтомологии, изданные в середине двадцатого века, то обнаруживается, что большинство практических рекомендаций напоминает врачебные рецепты. При появлении вредных членистоногих необходимо обработать посевы либо ДЦТ (дихлор- ди-фенилтрихлорэтан), либо ГХЦГ (гексахлорциклогексан = гексахлоран) в таких-то дозировках (тогда ассортимент химических пестицидов был очень ограничен).
С интенсификацией сельскохозяйственного производства и возрастанием ассортимента ядохимикатов все чаще возникают проблемы резистентности членистоногих к пестицидам. Появляются тревожные сообщения о серьезном ущербе, наносимом здоровью людей, проживающих в сельскохозяйственных районах, а также употребляющих продукты там выращенные. Не менее страшна картина деградации природы, резкое обеднение фауны (Захваткин, 1988, Яблоков, 1990, Федоров, Ябло-ков, 1999). Именно в это время (60-е годы) кончился варварский период бездумного использования химических пестицидов и резко возросло внимание к другим средствам, не вредящим окружающей среде. В первую очередь речь шла о биологическом методе, т.е. об использовании любых живых организмов или продуктов их жизнедеятельности, кᴏᴛорые могут подавить популяцию вредителя или уменьшить его вредоспособность.

Читайте также:  Морское растение похожее на медузу

Были внесены соответствующие коррективы в терминологию Раньше всюду употребляли термин «борьба», как например «Подгрызающие совки и меры борьбы с ними». Теперь же стали говорить о регулировании численности, об управлении популяциями вредных насекомых. В англоязычной литературе аналогичным образом термин «control» сменился гораздо более мягким — «management». Действительно, в англоязычной литературе словом «control» обозначают любое воздействие, в том числе абиотических факторов среды, а термин «management» применяется, когда речь идет об управлении, причем с учетом сложности процесса (Geier, 1966). Подчеркнем, что ни тогда, ни даже в настоящее время, за редкими исключениями, не ставилась под сомнение необходимость употребления пестицидов. Речь шла только о возможном ограничении их применения, о смене универсальных пестицидов на узко направленные, особенно микробиологические.
В это же время, в конце 50-х — начале 60-х годов стала формироваться новая стратегия защиты растений, кᴏᴛорая пол)’-чила название «интегрированное управления популяциями вредителей» — Integrated Pest Management (IPM). Сначала под этим термином подразумевалась интеграция химического и биологического методов (Stern and oth., 1959). Правда, несколько раньше (Smith, Allen, 1954) высказывалось, что интегрированный «контроль» будет использовать все «экологические ресурсы», но эᴛᴏᴛ призыв довольно длительно оставался без внимания.
Позже интеграция распространилась на самые различные аспекты защиты растений (Fresco, 1995), а именно : а) интеграция защиты культурных растений от всех типов биологических повреждений , б) интеграция научных дисциплин, необходимых для защиты растений (энтомология, акарология, микология, микробиология, физиология растений, почвоведение, агрономия, социально-экономические исследования), в) организация защиты не только на данном поле и в данный сезон, а сразу на больших территориях, т.е. интеграция защиты агроландшафта в целом; г) интеграция различных требований как со стороны сельскохозяйственного производства, но также и охраны природы, медицинских учреждений, туристических организаций и т.д., д) интеграция интересов производственников, руководства и граждан, населяющих данную территорию и/или потребляющих сельскохозяйственную продукцию.
Всего известно 64 определения интегрированной системы защиты растений (Kogan, 1998), что свидетельствует о больших различиях в подходах разных авторов к этой системе. Приведем некᴏᴛорые из них.
«Интегрированный контроль популяций вредителя — это такое управление его популяциями, которое, учитывая окружающую среду и динамику численности вредителя, использует все доступные методы и технические приспособления, насколько они совместимы, и поддерживает численность популяции вредителя на уровне ниже экономического порога вредоносности» (Food and Agriculture Organization. 1975).
Более позднее определение дано М. Коганом (Kogan, 1998). «Интегрированное управление популяциями — это система принятия решений и использования различных тактик контроля популяций вредителя, координированных общей стратегией управления, основанной на анализе соотношения расходов и прибыли и учитывающей также интересы производителей, общества и сохранность окружающей среды».
В последней интерпретации (Закон Российской Федерации «О защите растений», 1999) определение звучит несколько иначе: «Интегрированная система защиты растений — система, предполагающая максимальное использование естественных механизмов регуляции численности и активности вредных организмов, оптимизирующая и стабилизирующая флору и фауну агроценозов».
Сходный уклон был проявлен в докладе Национальной Академии США (National Research Council, 199ь). В этом докладе идет речь уже об экологически обоснованном управлении популяциями вредителей (Ecologically Based Pest Management -ЕВРМ). Правда, М Коган (Kogan, 1998) справедливо, на наш взгляд, утверждает, что в данном докладе можно спокойно заменить термин ЕВРМ на IPM — суть от этого останется прежней.
Последнее определение (Закон РФ . 1999) связано с интенсивно развивающейся во второй половине XX века экологизацией защиты растений (Жученко, 1990, Соколов и др., 1994, Логвиновский, Негробов, 1998), с все возрастающим вниманием к возможностям использования природных популяций энтомо- и акарифагов (естественных врагов) (Гиляров, 1968; Заславский, Сугоняев. 1967, Бондаренко, 1986 ). Особенно большой прогресс был достигнут в среднеазиатских республиках бывшего Советского Союза (Нарзикулов, Умаров, 1975; Ниязов, 1992, Коваленков, 1992; Хамраев, 1992). Интенсивное развитие исследований было связано с невероятно частым использованием химических пестицидов, приводившим к тому, что нормальная жизнь людей в этих районах оказывалась невозможной. Эти исследования продемонстрировали, что естественная регуляция агроэкосистемы не только вполне реальна, но и во многих случаях способна сама по себе сохранить урожай Они показали также, что значительная часть обрабᴏᴛок химическими пестицидами может быть отменена, чем достигались экономия средств и оздоровление местности.

Понятие об экологизированной интегрированной защите растений

В прежних интегрированных системах такое большое значение экологическому равновесию не придавалось, поэтому возникла необходимость нового названия системы. Был предложен термин «экологическая защита растений — ЕРМ» (Kozar, 1992-b). Более точное определение этой системы было дано М.С.Соколовым (1994) — «экологизированная интегрированная защита растений».
При этом независимо от степени уклона в сторону экологии основой для любой интегрированной системы являются экономические пороги вредоносности — ЭПВ (Танский, 1988) Наиболее точное и реальное определение ЭПВ цано В.А. Захаренко и др. (1986) — это уровень численности вредителя, начиная с кᴏᴛорого обработки пестицидами становятся рентабельными. Внедрение экономических порогов вредоносности было важнейшим шагом, позволившим существенно снизить пестицидную нагрузку на местность, и уменьшившим антагонизм между защитой растений и экологическими представлениями. Именно эти пороги используются в компьютерных программах управления сельскохозяйственным производством (Ives, Hearn, 1987).
Недавно был предложен двухуровневый ЭПВ (Сугоняев, Монастырский, 1997) для системы защиты риса во Вьетнаме. Нижний уровень такого порога является сигнальным (предупреждающим), верхний — оперативным, что также позволяет принять во время экологически безопасные меры и сократить расход пестицидов. Для посевов риса с учетом экономических сторон вопроса эти уровни равны 5 и 7 % потери возможного урожая.
Надо отметить, что ЭПВ в большинстве случаев воспринимается как единственный путь к сохранению урожая при минимальном загрязнении среды, как сигнал необходимости использования пестицидов («спусковой крючок» Сугоняев, Монастырский, 1997). Другие же важные приемы защиты растений, по отношению к кᴏᴛорым нельзя использовать ЭПВ (например агротехнические методы, сохранение естественных энтомофагов) фактически отходят на второй план, что недопустимо.
Согласно позиции С.С. Ижевского и др. (1999), концепция ЭПВ неприменима также при защите от переносчиков заболеваний растений, при необходимости искоренения карантинных вредителей и в некоторых других случаях.
Другой не менее важный шаг на пути сближения экологии и защиты растений — это разработка концепции уровней эффективности естественных врагов — УЭЕВ (Нарзикулов, 1981; Бондаренко, 1986, Brown, 1999). Уровень эффективности естественных врагов — это такое соотношение численностей популяций вредителя и его хищников или паразитов, при кᴏᴛором нецелесообразно прибегать к каким-либо защитным мерам, тем более к химическим пестицидам, даже если численность вредителя уже существенно превысила ЭПВ. За очень короткий срок энтомофаги сами справятся с популяцией вредителя. Концепция УЭЕВ прежде всего направлена на ликвидацию профилактических обработок химическими средствами. Здесь возможны различные методические подходы. Лишь в редких случаях определяются численности одной пары видов: фитофаг-энтомофаг. Более практично определение суммарной численности всех хищников и паразитов. Так, наличие 200 — 250 особей энтомофагов на 100 растений хлопчатника (по данным В Г Коваленкова, 1998, — 300- 350 особей) полностью обеспечивает защиту растений и обработки пестицидами в таком случае недопустимы (Нарзикулов, Умаров, 1975). Можно учитывать только многоядных хищников, тогда УЭЕВ достигается при наличии в среднем 2,5 — 3,0 особей на одно растение. На цитрусовых плантациях в Грузии учитываются не только энтомофаги, но и заражение фитофагов, в основном сосущих, таких как щитовки, ложнощитовки, белокрылки и тли, патогенным грибом ашерсонией (Яснош и др., 1996).
Чаще, чем численность паразитов и хищников на одно растение, определяется соотношение между численностями популяций энтомофагов и фитофагов. Так указывается, что при учете всех видов афидофагов на всех стадиях их развития достаточно одной особи на 30 — 45 тлей, чтобы отменить химобработки (Рубан, Дядечко, 1973).
Конечно, такой показатель как УЭЕВ весьма условен. Предпринимались попытки ввести поправки в УЭЕВ, исходя из размеров хищника. Так, было показано (Мамедов, 1988), что хищничество одной особи относительно крупного клопа Nab is pal ifer Seid. равно по эффективности хищничеству 13 особей мелких клопов рода Onus.
На несовершенство такого показателя как УЭЕВ указывает В.А Миняйло (1987′) Действительно, если понимать УЭЕВ, как соотношение численностей энтомофагов и фитофагов, то он должен быть одинаковым как при результатах учета 1/10 (низкие плотности популяций), так и при 100/1000 (высокие плотности). Эᴛᴏᴛ автор предлагает разработать разные уровни порога вредоносности в зависимости от численности популяций естественных врагов Тем не менее общий принцип остается незыблемым — если на поле много естественных врагов, то даже при высокой численности вредителя отравляющие химические средства применять не следует.
В практике сельского хозяйства учет многих видов энтомофагов и акарифагов очень затруднен или невозможен. Иногда вместо энтомофагов ошибочно учитываются растительноядные виды.
Есть основания полагать, что численности крупных и мелких энтомофагов обычно корелируют между собой. Е.С.Сугоняев и А Л.Монастырский (1997) предложили выделять, так называемые, индикаторные виды, т.е. наиболее крупных и легко учитываемых членистоногих.
Несмотря на большой интерес к фауне хищников и паразитов на поле, в сельском хозяйстве как России, так и зарубежных стран УЭЕВ применяется крайне редко. В разработанных для Австралии компьютерных программах сначала предполагалось учитывать энтомофагов, но позже эᴛᴏᴛ пункт был практически снят (Ives, Hearn, 1987).
Заметим, что численность энтомофагов обычно воспринимается исследователями как нечто данное и не управляемое, подобно погоде. Лишь в редких работах анализируются источники и возможности заселения поля полезными членистоногими (Ниязов, 1992, Хамраев, 1992).
Независимо от уровня экологизации любая форма интегрированной системы в ее реальном практическом приложении предлагает пассивное ожидание, пока уровень численности популяции вредителя не превысит экономический порог. Обычно эᴛᴏᴛ уровень относительно высок и имеет место только, когда популяция вредителя «ускользает» от пресса хищников и паразитов. При такой численности вредителя уже необходимо применять срочные «пожарные» меры, т.е. использовать быстро действующие химические пестициды Декларированное в проекте Закона РФ определение, к сожалению, никогда не соблюдается. При всем том, что на словах уделяется большое внимание устойчивости агроэкосистемы, эту самую устойчивость регулярно сводят на нет. В этом заключается коренная противоречивость любой интегрированной системы, основанной на порогах вредоносности.
Конечно, химические средства дают несомненный эффект, если вредитель не выработал к ним резистентности. При этом данный эффект отличается кратковременностью. Однократная обработка может, например, резко снизить численность гусениц некᴏᴛорых вредных огневок на ранних стадиях личиночного развития (Pang, 1988). Однако из-за гибели энтомофагов выживает в дальнейшем несравненно больший процент личинок, кᴏᴛорые остались в живых после применения пестицидов. В итоге, численность имаго вредителя на участках, где проводились химобработки может быть значительно выше, чем там, где эти обработки не проводились. Следовательно, как в наркомании одна обработка пестицидом стимулирует необходимость применения другой, другая третьей и т.д.
А что было бы, если бы на поле всегда имел бы место необходимый уровень эффективности естественных врагов? Тогда мы могли бы вообще забыть о пестицидах и проблемах, связанных с их применением.

Читайте также:  Растение с бордово зелеными листьями

Источник