Меню

Каменный цветок виктор васильев



Каменный цветок виктор васильев

Каменные цветы тагильского мастера

Виктор Васильев на открытии выставки

Крокусы

Знаменитые «Одуванчики»

Васильки, одуванчики, розы, фиалки, ирисы и десятки других цветов украсили на днях два зала музея изобразительных искусств. Все они сделаны из камней и металла известным тагильским мастером Виктором Васильевым.

Персональная выставка Виктора Михайловича получила название «Цветы. Тайны каменной флористики» и представляет зрителям 38 произведений. В витринах первого зала композиции объединены в серию «Времена года», и здесь можно увидеть нежные подснежники, жемчужную вербу, ослепительно синие васильки, ягоды брусники и рябины, грибы, снег, показанный мастером с помощью халцедона.

А во втором зале зрителей ждут орхидеи и сакура, саранки и ирисы, шиповник и розы и, конечно, знаменитые одуванчики, которые музей изобразительных искусств надеется приобрести для своей коллекции, когда у него появятся на это средства. Представлена здесь и первая работа Виктора Васильева «Фиалки» из чароита и нефрита, над которой он работал почти четыре года.

Кстати, многие цветы стоят в прозрачных вазочках, вырезанных из цельного куска горного хрусталя: специальная техника обработки создает иллюзию налитой воды, подобный прием был одним из любимых у знаменитого ювелира Карла Фаберже.

Литература: Газета «Тагильский рабочий» от 20.10.2011.

Ландыши в середине октября

Геолог с душой художника

14 октября музей изобразительных искусств превратился в настоящий сад – в его выставочных витринах зацвели цветы. Трудно сказать однозначно, что в этом событии является наиболее удивительным. Толи то, что весенние одуванчики, фиалки, розы распустились в середине октября, толи то, что цветы эти созданы из камня.

Выставка тагильского камнереза Виктора Михайловича Васильева под названием «Тайны каменной флористики» расположилась сразу в двух залах музея. В первом зрителям растения представлены такими, какими их можно увидеть в природе. Веселые летние кувшинки, задорно бегущие между речными камнями, соседствуют с одинокими, сонными сухоцветами, выглядывающими из снежных сугробов, аккуратные грибочки, сидящие на мягком мхе, – с богатыми ветками рябины. А вот во втором зале разместились цветочно-ягодные букеты в элегантных вазах и красивых горшочках.

Сказать, что цветы Васильева поражают своим разнообразием, величеством и естественностью форм, значит, ничего не сказать. Не верится, что эти задорные васильки, шикарные розовые букеты, нежные ландыши, воздушные одуванчики когда-то были безжизненными, бесформенными кусками каменой породы. Хотя автор и говорит, что не преследовал при работе цели создать максимально натуральные цветы и ягоды, похожие на свои прототипы, его каменные произведения все равно кажутся живыми.

Секрет этой естественной натуральности кроется в технологиях, которые использует Виктор Михайлович. Прежде, чем воплотить идею в жизнь, Васильев ревностно отбирает камни, выбирая нужные цвета и формы. Он, по образованию геолог, а в душе художник, настолько тонко чувствует природу камня, что с легкостью определят, какой наиболее подойдет для задуманного цветка. Для воплощения буйных красок природы, которая богато окрашивает свои творения, Виктор Михайлович использует нефрит, аметист, янтарь, горный хрусталь, топаз, чароит и множество других редких, великолепных камней. Для создания наиболее естественных и органичных листьев, стебельков и веток художник берет разнообразные оттенки нефрита.

Флористические работы Виктора Михайловича – а создает автор также всевозможные шкатулки, камины, предметы интерьера – красноречиво рассказывают о его искренней любви к волшебному, чарующему миру природы. Автор – настоящий ценитель красоты, а цветы для него, по его собственным словам, – это крик души, что-то очень личное, родное. Эта любовь и восхищение художника чувствуются в каждой его работе. Потому-то и восхищению гостей не было предела. Каждый экспонат был удостоен теплого внимания и бурного обсуждения. Казалось, гости не хотят покидать необычайный лес, в который они попали, перешагнув порог выставочного зала.

Литература: Газета «Тагильский вариант» №38(39) от 20.10.2011.

Источник

Каменные цветы Виктора Васильева на выставке в Москве

Знаменитый уральский мастер-камнерез из Нижнего Тагила Виктор Васильев показывает в государственном биологическом музее имени Тимирязева то, чем прославился – живые цветы из неживой материи. Самые разные, полудрагоценные и драгоценные камни идут у него в работу: аметисты, кварцы, малахиты, яшма. Букеты от Васильева хранятся во многих частных коллекциях ценителей, выставки его цветов успешно проходят в Европе и России. Сам он считает, что места для творчества лучшего, чем Урал, не найти.

Читайте также:  Почему не растет цветок жених

О природе каждого из этих камней Виктор Васильев может рассказывать долго. Геолог по образованию, выросший в предгорьях Урала, он много раз спускался в шахты, исследовал месторождения и ходил в длительные экспедиции. Двадцать лет назад понял, что его призвание вовсе не геология.

«Я ходил в изостудию профессиональную, меня учили рисовать, – рассказывает Виктор Васильев. – Дед у меня художник, я сразу рисовал: я не знал, то ли мне геологом стать, то ли художником. Собрал большую коллекцию, после перестройки построил мастерскую с нуля».

Горный хрусталь – для одуванчиков, лазурит – для колокольчиков, редкий чароит – для фиалок. Свою поэзию мастер извлекает из твердой материи с помощью алмазного резца и воображения. Сначала делает эскиз, потом сам вырезает из камня удивительно тонкие лепестки: уральский Фаберже, но не совсем, ведь, в отличие от императорского ювелира, с эскизами работает сам и все делает своими руками.

«Русским опасно что-либо показывать, потому что они сразу догадаются, как это сделать, и сделают», – говорит художник.

Никаких пределов в совершенной работе с камнем – как и все люди Урала, Виктор Васильев самостоятелен, не признает никаких авторитетов и границ, кроме тех, что создала сама природа.

Источник

«Каменный цветок»

Холодная красота «живого» камня.

Во владениях хозяйки Медной горы «деревья стоят высоченные, только не такие, как в наших лесах, а каменные. Которые мраморные, которые из змеевика-камня. Ну, всякие. Только живые, с сучьями, с листочками. От ветру-то покачиваются и голк дают, как галечками кто подбрасывает. Понизу трава, тоже каменная. Лазоревая, красная. разная. Солнышка не видно, а светло, как перед закатом. Промеж деревьев-то змейки золотенькие трепыхаются, как пляшут. От них и свет идет».

Бажов П. П. «Хозяйка медной горы»

Сказка – ложь, да в ней намек! Малахитовые и нефритовые пластины действительно позванивают. А твердый, непрозрачный камень при правильной шлифовке начинает испускать свет. И создать каменный цветок, который будет «трепыхаться от ветра», — под силу современным мастерам. Богатые господа в часы минувшие часто действовали по шаблону: шкатулки, посуда, вазы, чаши – вот стандартные заказы того времени. Только очень талантливому мастеру могла прийти в голову идея — передать в камне красоту живого цветка.

Данила из знаменитого уральского сказа пытается сделать свою работу по образцу дурман-цветка. Для мастеров дело чести выточить цветок «как живой» — с листиками, прожилками, хрупкими тычинками. Из камня вырезают цветки любой формы: розы, пионы, ландыши, сирень, лилии, шиповник и даже ветки цветущей яблони или вишни! Разве повернется язык назвать такие цветы «искусственными»? Да и выражение «холодная красота» – не просто образ. Натуральные камни действительно прохладные на ощупь – особенно горный хрусталь.

Один из преданных ценителей русских самоцветов знаменитый Карл Фаберже, создавая цикл работ «Одинокие цветки в вазе», поместил «цветы» в прозрачную вазу с «водой», а «воду» сделал из горного хрусталя. В современных цветочных композициях бутоны и лепестки из аквамарина, халцедона, аметиста. Листья – из нефрита, малахита, авантюрина. Из коричневатого нефрита удаются правдоподобные гибкие стебли, из непрозрачного оникса – замечательные вазы. Но каменный букет не обязательно помещают в вазу, нередко композиция крепится на подставку из малахита или змеевика.

Каменные цветы выглядят живыми, хрупкими – и не может быть иначе: в них живет душа Мастера. Грубые, неотесанные камни после шлифовки становятся гладкими и сияющими, а «холодные» каменные цветы – наполняются теплым мерцанием, ведь их согревает любовь к творчеству – самая тонкая и неуловимая энергия созидания.

Читайте также:  Цветок который лечит гайморит

Для Виктора Васильева, камнереза из Нижнего Тагила, вдохновением послужили те самые знаменитые букеты Карла Фаберже из книжного альбома Геза фон Гасбурга «Фаберже», но, как настоящий мастер, он не копирует работы знаменитого ювелира, а создает свои. В работе камнерез использует полудрагоценные и драгоценные камни – аметисты, кварцы, малахит, яшму, лазурит, нефрит, редкий чароит, халцедон, родонит, металлы. Основными направлениями творчества художника являются флористика, анималистика, сюжетные композиции, но работы, отражающие красоту и гармонию мира цветов, занимают особое место в творчестве художника. Зритель увидит распускающиеся первоцветы в сугробах из льдистого кварца, сверкающего как настоящий снег, лесные цветы на кочках из коричневого авантюрина, словно живые цветы в прозрачных вазах, вырезанных из цельного куска горного хрусталя.

Источник

Выставка тагильского мастера-камнереза Виктора Васильева «Каменный цветок»

С 10 апреля по 15 мая в Нижнетагильском музее искусств проходит персональная выставка замечательного тагильского камнереза Виктора Васильева, приуроченная к 60-летию автора.

На выставке «Каменный цветок» представлены только оригинальные произведения Виктора Васильева, иллюстрирующие основные и значимые направления в его творчестве – флористика, анималистика, сюжетные композиции.

Особое место в творчестве художника занимают работы, отражающие красоту и гармонию мира цветов. Воображение зрителя поразят не только цветы, но и прозрачные вазы, вырезанные из цельного куска горного хрусталя, в которых они закреплены.

Виктор Васильев специально подготовил к персональной выставке ряд новых работ, которые зрители увидят впервые. Наряду с произведениями в залах музея будут показаны редкие минералогические породы из частной коллекции автора.

Особое место в творчестве Васильева занимает техника объемной мозаики. Впервые на выставке предстанет новая работа художника «Панда», которая вошла в авторскую коллекцию уникальных произведений.

Выставка «Каменный цветок» впервые ярко и полно представляет творчество Виктора Васильева и дает уникальную возможность проследить развитие его творчества с начала 1990-х годов по сегодняшний день.

Источник

Каменный цветок на новый лад

Камнерез Виктор Васильев

Татьяна КРУПНОВА — «Каменный цветок на новый лад» — газета «АиФ — Урал», №51, декабрь 2003.

Вам не доводилось, роясь в бабушкином комоде, потянуть за уголок какую-то тряпицу и вытащить роскошную кружевную шаль? Вот примерно то же я почувствовала недавно, когда побывала в гостях у тагильских камнерезов. Я много раз проходила раньше мимо мастерской Васильева, но, что называется, не видела в упор. А попасть туда нетрудно: нужно спуститься по лесенке в недра старого тагильского музея-завода и открыть одну дверь. И там увидишь, как из камней, будто в сказе Бажова, прорастают живые цветы.

Откуда берутся Данилушки

Когда я шла по молчащему музею-заводу, мне все не верилось, что где-то здесь работают люди: очень уж тихо. За нужной дверью действительно обнаружила камнерезную мастерскую, но опять какую-то не такую. Неужели в этом пыльном закутке творятся уникальные и красивые вещи? Сами камнерезы во главе с Виктором Михайловичем Васильевым — будто маляры, в потрепанной одежде, кругом какие-то серые булыжники. Для чего они?

— Как для чего? Это наш материал.

— Разве из этого что-то делают?

В ответ — дружный смех.

— Это же яшма! — мне показывают темно-бордовую полированную вазочку. Я смотрю на нее и на булыжник и никак не могу уразуметь, что это один и тот же камень. И проникаюсь уважением к искусности камнерезов. Меня не очень поразило то, что они умудрились из серого и бесформенного сделать яркое, но как они догадались, что это можно сделать? Как-то ведь разглядели эти серые булыжники. Ну да, у Виктора Михайловича геологическое образование, на это можно «свалить» его понимание камней. Но дело не только в специальном образовании. У остальных камнерезов, например, его нет. Внимательность к камням — это у них с детства. Лазали мальчишками по тагильским отвалам и рудникам, подбирали каждый новый камешек, тащили все находки в дом. Оттирали, шлифовали, любовались, сравнивали. Еще бы им не определять с первого взгляда ценность материала, хоть бы и покрытого грязью, если большую часть жизни они были окружены камнями. Прямо как знаменитый бажовский Данилушка, который был от природы одарен страстью к камням. Мне даже показалось на секунду, будто я перенеслась на полтораста лет назад и мои собеседники — в лаптях.

Читайте также:  Как использовать цветок ванили

Но если мальчику-самородку в сказе достаточно было двух месяцев учебы, чтобы начать делать из камня красивые вещи, у современных камнерезов такой номер не пройдет.

— Такое чутье — большая редкость, — рассказывает Васильев. — Я считаю, что, прежде чем сделать из камня стоящую вещь, нужно несколько лет просто поработать с камнями: распиливать, шлифовать. Распилишь яшму так — один цвет получится, по-другому — уже совсем другой. Чтобы изучить наш материал, нужно по крайней мере лет восемь.

Да, это вам не краски — купил в магазине нужные цвета, обмакнул кисть и пиши. Подчинить камень не в пример труднее. У природы ведь не закажешь нужный оттенок или блеск. На столе у Виктора Михайловича детали будущего произведения: вазочка — зеленые лепестки, резные чашечки цикламенов. Яшма, нефрит и родонит. Чтобы подобрать именно это сочетание камней, Васильеву потребовался весь его опыт коллекционера, геолога, резчика, художника. Снова вспоминается Данилушка, неделями бродивший по рудникам в поисках нужного камня. Нынешним камнерезам Хозяйка Медной горы не помогает.

Рядом с Фаберже

Найти камень, соответствующий замыслу (или замысел, подходящий к камню), — это еще полдела. Воплотить задуманное в жизнь ничуть не легче. Даже чтобы выточить ровную пятиугольную вазочку, нужны особые одаренность и сноровка.

— Это у нас Юрий Балашов делает, — говорит Виктор Михайлович. — Я в принципе тоже могу, но у Юры такие вещи получаются гораздо лучше, поэтому делает он. А Алексей Пищиков специализируется на шлифовке и полировке изделия — это его конек. В общем, камнерез — профессия коллективная.

Сам Виктор Михайлович специализируется на кривых линиях. В его работе меньше точности, но намного больше мелких деталей. Листья, лепестки, ягоды — чтобы они выглядели живыми, нужно выточить тонкие прожилки, еле заметные вмятинки и выпуклости. Маленький цикламен (на ладони камнереза он кажется еще меньше) очень оживляют естественные пятнышки на родоните. Камень подбирался так, чтобы их было не очень много — иначе цветок выглядел бы грязным, но и не слишком мало — без них цикламен стал бы будто пластмассовым. Васильев еще усложняет себе задачу:

— Я не хочу просто копировать натуральные цветы. Я уверен, что человек способен на большее, чем природа. Мои цветы должны выглядеть живыми благодаря художественному замыслу, а не потому, что они точь-в-точь повторяют настоящие.

На такие тонкости у камнереза уходит уйма времени: на один цветок два-три дня, на все изделие, от эскиза до сборки — не менее месяца. Только истинные фанатики камня способны посвятить себя камнерезному ремеслу. Массовое производство при таких темпах наладить крайне трудно. Но в конечном итоге на недавней всероссийской выставке в Москве изделия мастерской Васильева стояли рядом со знаменитыми изделиями фирм Фаберже и В. Коноваленко.

Я частенько захожу на сайт камнерезной мастерской Васильева, чтобы просто поглазеть на их каменные чудеса. А будут деньги на изысканное украшение жилища, обязательно что-нибудь куплю. Думаю, Хозяйка Медной горы была бы довольна новоявленными мастерами.

Источник