Мироксилон (растение, цветок или дерево)

Описание массива из мироксилона

Мироксилон — мироксилон бальзамический произрастает в Южной Америке.

Myróxylon bálsamum (L.) Harms (от греч. myron — бальзам и xylon — дерево). Тропическое вечнозеленое дерево до 25 метров высотой с прямым стволом, обильной листвой и очень душистыми цветами. Все части растения содержат смолистый сок. Бальзам получают из надрезов на коре. Цвет заболони может варьироваться от светлого желтовато-коричневого с зеленоватым отблеском до светлого фиолетово-коричневого. Волокно древесины часто с неравными переплетенными прожилками. Средний показатель плотности при 12-15% влажности колеблется от 850 до 1050 кг/м3.

Высокая твердость древесины и необычный, завораживающий рисунок делают мироксилон привлекательным для использования в производстве паркета и мебели.

Массивный паркет из мироксилона представляет собой отдельные плашки длиной 900 мм, шириной 122 (92) мм и толщиной 18 (15) мм с микрофаской по четырем сторонам. Паркет полностью подготовлен к укладке — отшлифован и покрыт семью слоями лака. Лаковое покрытие, нанесенное в заводских условиях, защищает от появления пузырьков воздуха, микроотверстий на поверхности лака и других дефектов, неизбежных при традиционном покрытии лаком после настила. Ультрафиолетовая сушка лакового покрытия позволяет паркету сохранять цвет и не выгорать на солнце. Конструкция шип-паз обеспечивает быстрый монтаж, в результате получается гладкая поверхность, не требующая дополнительной обработки. Если необходимо, пол может быть отшлифован и покрыт лаком заново.

В массивном паркете из мироксилона допускается наличие сучков. Размер сучков может варьироваться от 10 до 40 мм в минимальном диаметре. Преимущественно сучки одиночные, здоровые, продолговатой формы, тёмные, возможно наличие армированных сучков. На отдельных паркетных планках могут присутствовать отреставрированные трещины, возникающие в процессе роста дерева. Шероховатость поверхности (наибольшая высота неровностей) Rz по ГОСТ 7016-82 не должна быть более 250 мкм — на лицевых сторонах и продольных кромках и 400 мкм — на оборотной стороне и торцевых кромках.

Категорически не допускается наличие на лицевой поверхности доски выпадающих или гнилых сучков, червоточин (ходы и отверстия, проделанные в древесине насекомыми или их личинками) и прорости (дефект на участке дерева, возникший в результате механических повреждений клетчатки). Также не допускаются на лицевой поверхности доски: непрофрезеровка, необработанные кромки, наличие механических повреждений (ощеп, скол, вырыв, задир, надкол, выщербина, царапины), ожоги, непролаченные участки.

В помещениях, где используется паркет из мироксилона, необходимо постоянно поддерживать влажность в пределах 45-60%.

Недопустимо использовать под паркетом из мироксилона любые виды тёплых полов, прокладывать трубы горячего водоснабжения, отопления и подводку к радиаторам, а также укладывать паркет из мироксилона в каминных залах, в квартирах с принудительной приточной вентиляцией, подающей подогретый воздух и других помещениях, где невозможно постоянно поддерживать необходимый влажностный режим.

Мироксилон

Ботаническое описание. Мироксилон Myroxylon peruiferum L. – вечнозеленое дерево высотой до 20 м, с непарноперистыми листьями. Цветки неправильные, беловатые, собраны в кисти. Плод – боб. Растет в Центральной Америке, главным образом в республике Сан-Сальвадор (бальзамовый берег – узкая береговая полоса Тихого океана). Культивируется на Вест-Индских островах, а также в Индии, на островах Ява и Шри-Ланка.

Сбор и заготовка. Бальзам вырабатывается как патологический продукт вследствие повреждения деревьев. Сначала выбранное место на 10-20-летнем дереве обколачивают деревянным молотком так, чтобы кора размочалилась и начала частично отставать: Поврежденные места обвязывают кусками ткани. Через 8 дней куски ткани с впитавшимся в них бальзамом снимают и поврежденные места обжигают огнем, после чего бальзам вытекает обильнее; снова привязывают куски ткани и, как только они пропитаются бальзамом, их меняют. Верхний слой коры обычно отваливается, а на пораженном месте продолжают менять куски ткани. Ткань, пропитавшуюся бальзамом, кипятят в воде, при этом бальзам, будучи тяжелее воды, опускается на дно. В котел помещают и куски опавшей коры, из которой также вываривается бальзам. Собранный бальзам переливают в сосуды. Бальзам представляет собой густую темно-бурую (в тонких слоях прозрачную) жидкость с сильным приятным, напоминающим ваниль запахом; на воздухе не изменяется и не высыхает. В воде бальзам не растворим; мало растворим в эфире, бензине, жирных и эфирных маслах; хорошо – в абсолютном спирте, хлороформе и уксусной кислоте.

Действующие вещества. Наиболее ценной является бесцветная жидкая часть смолы – циннамеин (56-64%), состоящий из смеси бензилового эфира бензойной кислоты и бензилового эфира коричной кислоты. Кроме того, в смоле содержатся свободная коричная кислота (5-10%), ванилин, фарнезол, перувиол (неролидол), индифферентная темная плотная смола (не более 28%). Смола состоит из эфиров коричной кислоты и перурезитанола.

Лечебные свойства. Обладает жаропонижающим, укрепляющее и тонизирующее действием.

Применение. Бальзам применяется наружно как антисептик при незаживающих ранах, язвах, ожогах, кожных болезнях (в частности, против чесотки), при кашле и бронхите.

Мироксилон (растение, цветок или дерево)

Борис Николаевич Головкин

О чем говорят названия растений

Идея этой книги возникла случайно, родилась внезапно — во время одного разговора. Шел он о работах известного специалиста по флоре Тянь-Шаня. Мой собеседник, человек в общем далекий от ботаники, с удивлением узнал, что и в наши дни в самых разных районах Земли, в том числе и на Тянь-Шане, открывают новые, неизвестные ранее растения, которые дополняют, и порой довольно существенно, флористические списки, эти своего рода «инвентаризационные книги» зеленого покрова планеты. Но не это больше всего заинтересовало его. «Ну, хорошо, — сказал он мне. — Ботанику повезло: открыл новый вид или даже новый род, описал его, назвал, опубликовал. Можно, значит, считать этого первооткрывателя „крестным отцом“ растения. А вот как происходят сами „крестины“? Откуда берутся названия растений? Может быть, есть какие-нибудь списки рекомендуемых имен и правила их „присвоения“? Или все зависит от фантазии их автора?»

Тогда я кратко ответил ему на эти вопросы. Но многое все-таки оказалось недоговоренным, и естественная неудовлетворенность осталась и у него, и у меня. И я решил написать познавательную книжку, где можно было бы более подробно рассказать о происхождении названий диких и культурных растений. Но на практике все получилось иначе. Те главы, которые посвящены правилам ботанической номенклатуры, по существу своему, формальным, обросли маленькими неформальными открытиями, которые я сделал для самого себя при подготовке книги. Они были вызваны неожиданными параллелями, связями ботаники со смежными ей и нередко довольно далекими от нее отраслями науки, такими, скажем, как география, древняя и новая история, фармакология, этнография, лингвистика. Порой знакомые всем и каждому сведения о растениях представали совсем в ином свете, приобретали другое значение.

Тому, кто изучает ботанику вдумчиво и пытливо, кто любознателен и постоянно стремится докопаться до сути предметов и явлений, часто приходится сталкиваться с интереснейшими загадками, ответы на которые способны дать очень многое для расширения кругозора. На этом пути каждого ждут свои открытия, потому что внимательный, свежий взгляд распознает истинное, глубинное родство между, казалось бы, совершенно разными понятиями. Ботаническая информация, заключенная в названиях растений, позволяет нам еще полнее осознать безграничную ширь и мощь русского языка, еще острее почувствовать трогательную любовь народа к природе, к деревьям, травам, цветам, везде и всегда служившим человеку, сопровождавшим его по жизни.

В сущности, эта книга мозаична, она вся состоит из фрагментов, примеров. Не удержусь привести один и здесь. Такой вот занимательный случай рассказал студентам на лекции известный советский ученый профессор С. С. Станков. Речь шла об экспедиции двадцатых годов по реке Ветлуге. Уставшие после трудного перехода ботаники под вечер набрели на избушку лесника. Отдохнув и подкрепившись, они принялись за разборку растений, найденных днем. Лесник с интересом наблюдал за гостями, время от времени называя те виды, которые были ему известны. Очередь дошла до красивого и редкого растения, прозванного Венериным башмачком, — изящной лесной орхидеи, чей цветок с крупной желтой губой и более мелкими удлиненными пурпурно-бурыми боковыми лепестками действительно напоминает женскую туфельку (рис. 1). Cypripedium calceolus называют его ученые, дважды подчеркивая подобное сходство; родовое Cypripedium происходит от греческого cypripedilum — «башмачок Киприды (Венеры)», а латинское calceolus означает тоже «маленький башмак».

Рис. 1. Орхидея Венерин башмачок.

«Эта трава мне знакома, — уверенно сказал хозяин. — Мы зовем ее драповой галошей». Сама «галоша» не удивила ботаников. Все-таки между башмачком, пусть маленьким, и галошей сходство, как ни говорите, есть. А вот почему «драпова»? «Драпова — значит, очень хорошая, добротная», — объяснил лесник. И все стало на свои места, потому что здесь смысловая связь виделась уже, например, с дорогим в то время и практичным драповым пальто. Драп потерял свое первоначальное значение ткани, материала и превратился в некую меру качества.

А если уж зашла речь о Венерином башмачке, то следует сказать, что это растение имеет еще по меньшей мере два обиходных прозвища: Марьин башмачок и кукушкины сапожки.

Рис. 2. Марьины башмачки.

Народные названия растений сплошь и рядом поражают своей необычностью, меткостью, неожиданными ассоциациями, поэтичностью. Вспомните, например, растение под названием Иван-да-Марья (Melampyrum nemorosum). Желтые или красновато-желтые венчики цветка контрастно выделяются на фоне синеватых или лиловатых прицветных листьев. Он и она, Иван и Марья, неразделимые и в то же время такие разные. Символ неразлучности заключен и в других, более ранних, более редких и ныне, по-видимому, исчезнувших местных названиях этого растения: брат и сестра, брат с сестрой, Иоаким и Анна, Адриан и Мария.

А мать-и-мачеха! Теплая на ощупь, мягкая, словно бы ласкающая нижняя поверхность листьев — «мать» противопоставляется у этого растения холодной гладкой и голой верхней стороне — «мачехе». По-английски же оно зовется иначе: Son-before-father, что значит «сын-раньше-отца». Объясняется это, вероятно, еще одной особенностью растения: весной на пригретых солнцем склонах, с которых только-только сошел снег, сначала появляются желтые соцветия-корзинки («сын»), а потом, значительно позже, разворачиваются округло-сердцевидные листья с крупными зубцами по краю («отец»).

У каждого из нас наверняка есть растения, с которыми связаны милые сердцу воспоминания. Я хорошо помню один из ранних майских дней моего детства. Стройные сосновые леса взбегают над Окой на пологие террасы, а одна из них почему-то называется Турецким валом. Весна в этом году запоздала. Нежаркие лучи весеннего солнца, пронизывая ажурные кроны, еще не успели подсушить землю. Ноги поминутно скользят по прелой мокрой хвое. Подлесок, и летом-то не очень богатый красками, сейчас выглядит хмуровато, только кое-где проглядывают изумрудно-зеленые пятна мха, белые подушки лишайников да перезимовавшие, будто потускневшие под снегом, листья осоки.

Мы с приятелем спускаемся ниже, туда, где за деревьями видны в легкой дымке заливные приокские луга, а дальше — гладь спокойной реки. И вдруг — небольшая поляна, а на ней — куртинка растений в густой седоватой шубе из длинных волосков. Лиловые, слегка напоминающие колокольчики цветки сонно склонились вниз, и среди них один-два, словно очнувшись от дремоты, подняли головы к свету, обнаружив желтые зернышки пыльников в самом центре пятилепестковой звезды. А солнце миллионами искр разбивается в каплях росы, усеявших длинноворсистые стебли и листья. Настоящий хрустальный цветок из сказки, из мечты!

Потом, позднее, я узнал, что его называют сон-травой. Название необычное и немного загадочное, как и само растение. Подумалось, что скорее всего тому, кто первый придумал это имя, бросился в глаза склоненный, словно задремавший цветок.

Однако вот передо мной «Ботанический словарь» Н. И. Анненкова — книга удивительная по своей полноте, составленная чрезвычайно скрупулезно на основе различных литературных и фольклорных источников. В ней описан случай, которому будто бы и обязана своим названием сон-трава. Однажды охотник подглядел, как медведь в лесу выкапывал и лизал корни этого растения. Такое лакомство странным образом подействовало на зверя: он размеренно, без всякой опаски разлегся на земле. Охотник решил сам попробовать это снадобье и тоже полизал корень. Вскоре и его охватил глубокий сон.

Эфирно-масличные растения

Эфирно-масличные растения возделывают для получения эфирного масла. Объединяют однолетние и многолетние растения из различных ботанических семейств: зонтичных — кориандр, тмин, анис, фенхель; губоцветных — мята, лаванда, шалфей мускатный; розоцветных — роза эфирномасличная; гераниевых — герань (пеларгония) розовая; амариллисовых — тубероза; миртовых — эвкалипт лимонный и другие. Среди эфирно-масличных растений есть деревья (например, эвкалипт), кустарники и полукустарники (роза, жасмин, сирень, лаванда), травы (кориандр, мята, герань, тубероза). Эфирно-масличные растения накапливают эфирное масло в плодах (например, зонтичные), зелёной массе (мята, герань, базилик), цветках и соцветиях (роза, лаванда, тубероза, сирень), корнях и корневищах (ирис, ветиверия). Сырьём для получения эфирного масла служат плоды цитрусовых, укропа, цветки цветочных культур (нарцисс, гиацинт), дикорастущие растения (бадьян, ладанник), деревья хвойных пород (сосна, пихта, кедр, лиственница).

Для производства эфирных масел применяют самые различные растения. Те из них, которые содержат высокие концентрации летучих веществ и широко используются на практике, называют эфиромасличными растениями.

  • Ажгон, семена э
  • Аир, корень
  • Альпиния, корень
  • Амирис, древесина
  • Анис, плоды
  • Апельсин, цедра
  • Арника, цветы, корни
  • Базилик, листья, верхние части стеблей с цветами
  • Бальзамовое дерево Толу, застывший бальзам собираемый с деревьев
  • Бархатцы (Тагетес), цветущие растения, наземная часть растения
  • Бензоин, смола
  • Бергамот, кожура
  • Береза белая, почки, листья, ветки
  • Береза вишневая, кора
  • Бессмертник, цветущие верхушки растения
  • Боб Тонка, бобы
  • Болдо, листья
  • Борнеол, древесина
  • Борония, цветы
  • Бучу, сухие листья
  • Валериана, корни и корневища в весенний период вегетации
  • Ваниль, плоды
  • Вербена лимонная, наземная часть
  • Ветивер, корни
  • Восковница, листья
  • Гардения жасминовая, цветки
  • Гваяковое дерево, древесина
  • Гвоздика, почки, листья, цветки, ветки
  • Герань розовая, все растение (Гераниевое масло)
  • Гиацинт, цветы
  • Гибискус, семена
  • Грейпфрут, кожура
  • Грушанка, листья
  • Горчица, семена
  • Девясил высокий, сухие корни
  • Девясил душистый, корни, цветущая часть
  • Донник, сухие цветы
  • Дубовый мох, все растение
  • Душица обыкновенная, цветы
  • Душица испанская, цветы
  • Дягиль, корень
  • Ель, хвоя
  • Жасмин, цветы
  • Живица, сырой экссудат
  • Иланг-иланг, свежие цветки
  • Иллициум настоящий, плоды, листья
  • Имбирь, корень
  • Ирис, корень
  • Иссоп, цветки, листья
  • Календула лекарственная, цветки
  • Камфора, древесина, кора
  • Кананга, цветы
  • Кардамон, семена
  • Кассия, цветы
  • Каяпут, листья, ветки
  • Кедр, древесина
  • Кервель, семена
  • Кипарис, хвоя, побеги, шишки
  • Клиноног, цветущая верхняя часть растения
  • Кмин тминовый, семена
  • Копаифера лекарственная, ствол дерева
  • Копытень канадский, сухие корни
  • Кориандр, размолотые семена
  • Корица, кора, листья
  • Костус, корни
  • Критмум морской, цветы и плоды с небольшим количеством листьев
  • Кротон, кора

  • Куркума длинная, корни
  • Лаванда, все растение (Lavandula vera)
  • Лаванда хлопковая, семена
  • Лавр американский, листья
  • Лавр благородный, сухие листья и ветки
  • Ладан, смола дерева
  • Ладанная камедь, смола, листья и ветки
  • Лайм, Весь плод или незрелая кожица
  • Левзея, плоды
  • Лиатрис пахучая, листья
  • Литцея, плоды
  • Лимон, свежая корка
  • Лимонная трава, сухая трава
  • Лимонник китайский, все растение
  • Линалоэ, семена, листья, побеги, древесина
  • Липа обыкновенная, цветки
  • Лиственница сибирская, хвоя, живица
  • Лотос, цветы
  • Лук репчатый, луковица
  • Любисток лекарственный, корни, листья, семена
  • Майоран сладкий, сухие цветы и листья
  • Мандарин, кожура
  • Манука, листья, ветки
  • Марь, наземная часть, семена
  • Мелисса, верхушки стеблей с цветами
  • Метельник прутьевидный, цветы
  • Мимоза, цветы
  • Миндаль горький, плоды
  • Мирокарпус, древесина
  • Мироксилон, бальзам, древесина, плоды
  • Мирра, смола или зеленые части растения
  • Мирт, листья, ветки
  • Можжевельник, ягоды (шишкоягоды); древесные отходы, опилки
  • Морковь, семена
  • Мускатный орех, семена; оболочка семян
  • Мята колосистая, листья, цветущие верхушки
  • Мята перечная, листья, цветущие верхушки
  • Найоли, листья
  • Нард, корни
  • Нарцисс, цветки
  • Нероли, цветы
  • Пальмароза, свежая или сухая трава
  • Пачули, Высушенные листья и трава
  • Перец черный, семена
  • Петитгрейн, листья, побеги
  • Петрушка огородная, семена и свежие листья, побеги (иногда корни)
  • Пижма, наземная часть
  • Пихта, хвоя, шишки, молодые ветки
  • Полынь горькая, цветы, листья
  • Полынь обыкновенная, цветы, листья
  • Равинтсара, листья
  • Роза, цветки Rosa damascena и др. виды.
  • Розмарин, цветущая верхушка или все растение
  • Розовое дерево, ствол
  • Ромашка голубая, соцветия
  • Ромашка марокканская, цветки и трава
  • Ромашка римская, цветы
  • Рута душистая, все растение
  • Сандал, Корни и древесная сердцевина
  • Саро, свежие листья
  • Сассафрас, кора
  • Сельдерей, семена, листья
  • Смолоносица, корни, наземная часть растения
  • Сосна канадская, хвоя
  • Сосна обыкновенная, хвоя, молодые ветки
  • Стиракс, выделения из под коры
  • Танжерин, кожура
  • Тимьян, цветущая надземная часть
  • Тмин, зрелые плоды (семена)
  • Тубероза, свежие бутоны
  • Туя, листья, побеги и кора
  • Тысячелистник, сухая трава
  • Укроп огородный, семена, листья, стебли
  • Фенхель, размельченные семена
  • Ферула, млечный сок
  • Фиалка душистая, листья, цветы
  • Фисташка мастиковая, живица, листья
  • Хмель обыкновенный, шишки
  • Хо-дерево, листья и молодые побеги
  • Хрен, корни
  • Цитронелла, трава
  • Чабер горный, высушенная трава
  • Чабер садовый, все растение
  • Чайное дерево, листья
  • Чеснок полевой, луковицы
  • Шалфей лекарственный, соцветия в момент цветения
  • Шалфей мускатный, высушенное растение
  • Эвкалипт, листья Eucaliptus globulis и др. видов
  • Элеми, смола
  • Эстрагон, наземная часть
  • Яборанди, листья

Замиокулькас: родина цветка и описание популярных видов

Замиокулькас (Zamioculcas zamiifolia) – пока ещё малораспространенное в нашей стране и достаточно нетребовательное к условиям выращивания декоративное комнатное растение. Внешним видом напоминает очень редкий в культуре голосеменной цветок – замию, что и объясняет название растения. Многим отечественным цветоводам-любителям данный вид декоративной культуры хорошо известен под названиями «женское счастье» или «валютное дерево».

История комнатной культуры

Первое описание замиокулькаса датируется 1828 годом, и было дано очень известным зарубежным коллекционером тропических культур Конрадом Лодиджесом. Растение было описано в качестве Каладиума замиелистного (Caladium zamiifolium Lodd.). Более чем через двадцать лет Генрих Вильгельм Шотт изменил это название Замиокулькасом Лоддиджеса. А ещё через несколько десятилетий директором ботанического сада Берлина Адольфом Энглером был зарегистрирован современный, самый последний и более известный на сегодняшний день вариант названия Zamioculcas zamiifolia.

Популярно данное вечнозеленое тропическое растение в качестве декоративной комнатной культуры стало двадцать лет назад, после появления на зарубежных цветоводческих аукционах. Десять лет назад был получен и первый миниатюрный культивар замиокулькаса, образующий очень компактное растение высотой не более 0,5 м с достаточно мелкой, но привлекательной листвой.

Родина и ботаническая характеристика замиокулькаса

Родина растения – Мадагаскар, где в природе это вечнозеленое растение получило широкое распространение. В естественных условиях произрастания «валютные деревья» великолепно растут и развиваются в условиях засушливого грунта, под жаркими лучами палящим солнцем, но и в наших широтах растение чувствует себя достаточно комфортно. В комнатной культуре монотипный род представлен единственным видом – замиокулькас замиелистный. Комнатные замиокулькасы обладают глянцевитыми темно-зелеными листьями правильной формы.

Декоративная культура не формирует ветвей, и то, что многими цветоводами принимается за стебель, на самом деле является сложной листвой, растущей непосредственно из клубня. У основания листьев имеются утолщённые черешки. Листва располагается на достаточно короткой, горизонтально расположенной, ложной стеблевой части. Рост и развитие надземной части достаточно медленное. Так называемая стеблевая часть замиокулькаса толстая, прямостоячая, мясистая, у основания хранящая запасы влаги.

Как посадить замиокулькас (видео)

Многими цветоводами-любителями описываемые комнатные цветы рассматриваются в качестве суккулентных растений, так как корневая система декоративной культуры выглядит как большой и крупный клубень, запасающий воду. Корни имеют желтоватое окрашивание.

Цветение наблюдается в достаточно «преклонном» возрасте, но соцветия образуются малопривлекательные. Описание цветка, представленного небольшим початком, окруженным покрывалом, не представляет особого интереса. Семенной материал в домашних условиях выращивания практически никогда полностью не вызревает, поэтому опытные цветоводы-любителив ранние сроки удаляют все цветки с декоративно-лиственного замиокулькаса. Растение достаточно легко размножается листовым способом с наращиванием клубеньков. С целью размножения также используется деление.

Замиокулькас ядовитый или нет

Средняя продолжительность жизни домашнего вечнозелёного растения в зависимости от условий выращивания может варьироваться в пределах 5-10 лет. Взрослая и хорошо сформированная декоративная комнатная культура достигает в высоту одного метра. Следует помнить, что все части комнатного растения являются ядовитыми, поэтому нужно правильно выбрать место расположения декоративного растения в посещении.

Именно потому, что замиокулькас ядовит, располагать цветочный горшок с культурой обязательно нужно в местах, где растение не смогут достать маленькие дети или домашние питомцы. При выполнении основных мероприятий по уходу, особенно при осуществлении размножения и пересаживания комнатного замиокулькаса очень важно соблюдать осторожность и пользоваться резиновыми перчатками.

Черенкование замиокулькаса (видео)

Очень важно защищать глаза и слизистые оболочки рта от попадания ядовитого растительного сока, токсичные компоненты которого могут спровоцировать довольно сильное отравление. При попадании сока в глаза нужно обильно промыть проточной тёплой водой. При попадании срока в рот нужно принять активированный уголь, а при необходимости обратится за помощью в медицинское учреждение. Многие цветоводы и вовсе отказываются выращивать ядовитый цветок в домашних условиях, что обусловлено токсичностью его сока.

Описание и названия видов

В культуре выращивается замиокулькас замиелистный (Z.zamiifolia) или замиокулькас Лоддигеза (Z.loddigesii). В природных условиях данный вид произрастает на территории Восточной Африки. Корневище декоративной культуры клубневидное. Из корневища произрастает листва. Средняя длина листьев составляет не более 50-60 см. Лист разделяется на листочки-перышки, которых может быть четыре-шесть пар.

Если декоративная культура переживает длительную засуху, а также в условиях ограниченных оросительных мероприятий, очень часто наблюдается массовое опадение листьев, что обусловлено специфичными свойствами комнатного замиокулькаса уменьшать показатели испаряемости влаги. По внешнему виду комнатные замиокулькасы очень напоминают своих ближайших родственников, представленных каллами, монстерами и диффенбахиями.

Виды замиокулькаса представлены в комнатной культуре ограниченным количеством сортов. Наиболее популярные разновидности – это замиокулькас ланцетовидный (Z.Lanceolata) и замиокулькас вариегатный (Z.variegated). Замиокулькасы ланцетовидные очень легко узнаваемы по наличию характерных для вида, ланцетовидных удлиненных листьев. Вечнозеленая культура получила широкое распространение в качестве высокодекоративного комнатного растения только в конце XX века.

Вариегатный сорт является настоящей редкостью и диковинкой в нашей стране, поэтому он пользуется у опытных отечественных цветоводов огромной популярностью и востребованностью. Маленькие ростки такого замиокулькаса состоят из четырёх листочков и большого клубня. Вариегатный Zamioculcas цветет в условиях комнатного цветоводства только при грамотном уходе и исключительно в зрелом возрасте. Замиокулькас замифолия многим известно как «долларовое дерево». Для комнатного растения этой разновидности характерно наличие очень привлекательной зеленой листвы и мясистых черешков. Принято считать, что именно этот сорт способен принести в дом богатство.

Реанимация замиокулькаса

Если комнатный замиокулькас сильно пожелтел, или даже пропала вся его надземная часть, то не нужно спешить выбрасывать декоративное растение. Достаточно аккуратно извлечь его из грунта цветочного горшка и произвести внимательный осмотр всей корневой системы. Сохранение упругости и отсутствие признаков сильного загнивания корневой системы делают возможным сохранения комнатного растения.

Выращивание замиокулькаса (видео)

Подземный клубень декоративной культуры нужно очень тщательно, но осторожно промыть в тёплом и слабом растворе марганцовокислого калия, затем немного подсушить при комнатной температуре, после чего высадить в новую питательную почвенную смесь. Цветочный горшок обязательно обеспечивается качественным дренажным слоем. В этом случае грамотный и качественный дальнейший уход, а также обеспечение максимально комфортных условий, позволяют декоративному растению достаточно быстро сформировать новые молодые побеги.

Деревья Перу: Список Пород

Перу – самобытная страна, расположенная в западной части Южной Америки, в которой сконцентрированы удивительные археологические и природные богатства. Сочетание обширных пустынных земель, раскинувшихся на побережье, высоких гор и дремучих тропических джунглей потрясает воображение. В связи с поразительным разнообразием на территории страны различают 3 ярко выраженных природно-климатических зоны.

  • На западе страна омывается Тихим океаном, вдоль всего побережья протянулись засушливые низменности — Коста. Прибрежная зона занимает 12% территории Перу.
  • Далее на восток простирается андское высокогорье — Сьерра. На эту горную область приходится около 30% территории страны — Сьерра занимает почти всю ее центральную часть.
  • На востоке Перу лежит равнина бассейна Амазонки, покрытая влажными тропическими лесами, которая называется Сельва. Этот регион занимает около 60% территории государства, он является самой малонаселенной и малоизученной частью страны.

В зависимости от природной зоны наблюдается преобладание той или иной растительности. В целом, в каталог перуанской флоры входит 3 тыс. видов растений, из которых 401 – деревья.

Здесь мы рассмотрим наиболее интересные и важные древесные породы, произрастающие на территории Перу.

Деревья Перу

Акация (лат. Acacia) — древесный вид, принадлежащий к семейству Бобовые. Это колючее дерево, достигающее 4 м в высоту. Название рода происходит от греческого слова «ακις» — шипы.

Листья у основания снабжены широкими и длинными шипами. Дерево цветет желтыми цветами и приносит в сезон дождей.

Виды рода Acacia могут содержать ядовитые вещества в коре, листьях и семенах. Шипы издавна использовались в традиционной медицине для облегчения зубной боли.

Акация встречается в оврагах, в ущельях, на горных склонах и в населенных пунктах.

Акация крупноколючковая (лат. Acacia macracantha) – дерево рода Acacia, семейства Бобовые.

Акация этого вида вырастает до 10 м в высоту. Ствол покрыт темно-серой корой; у основания листьев имеются длинные и широкие шипы; круглые ярко-желтые цветки собраны в метелки. Дерево цветет и плодоносит в сезон дождей.

Акация крупноколючковая встречается в оврагах, в ущельях, на горных склонах, вдоль русел рек и в населенных пунктах.

Андироба (лат. Carapa guianensis) – мощное тропическое дерево высотой до 40 м, растет по всей протяженности реки Амазонка, предпочитая сырые, болотистые почвы.

Очень часто Андиробу называют «Бразильским махагоном». Древесина ее очень устойчива к гниению и воздействию насекомых, вследствие чего она необычайно популярна у краснодеревщиков. Из семян дерева получают масло, которое успешно применяется в косметологии и медицине.

Бальзамовое дерево перуанское (лат. Myroxylon peruiferum) или Куина – крупное дерево, вырастающее до 16 м в высоту, относится к семейству Бобовые.

В Бальзамовом дереве в большом количестве обнаружены ароматические вещества, а также различные кислоты, смолы и кумарины, что делает данное растение поистине уникальным.

Для получения бальзама проводится особая интересная процедура: сначала ствол дерева возле основания обстукивают тупым предметом; затем у наружного слоя коры делают небольшой надрез, который обжигают горящим факелом. Через 2-3 дня из надреза выступает камедь, которую собирают особыми впитывающими хлопковыми тряпками.

Для получения второго сбора камеди повторно делают более глубокий надрез в коре. Вываренные куски коры и пропитанные вытекшей смолой тряпки превращаются в сырой бальзам, который затем подвергают разнообразным процессам перегонки и специальной очистки. Конечный продукт представляет собой сиропообразное пахучее вещество темного цвета.

Перуанский бальзам, созданный на основе смолы бальзамового дерева, является чудодейственным средством для ухода за кожей, а также отличным антисептиком. Теперь уже редко встречающаяся чесотка успешно лечится перуанским бальзамом.

Особенно незаменим перуанский бальзам (аптечное название «Balsamum peruvianum») в ветеринарии.

Бразильский орех (лат. Bertholletia excelsa) можно назвать «лесным великаном», ведь он гордо возвышается над другими деревьями в тропическом лесу – высота этого дерева зачастую превышает 50 м, а первые ветви отходят от ствола в 18-20 м от земли. Растение широко известно своими плодами, богатыми питательными веществами.

У этого дерева очень любопытна коробочка, в которой очень плотно уложены орехи. По форме и величине она напоминает кокосовый орех весом 1,5—2 кг, на некоторых деревьях коробочки достигают 20 см в диаметре и весят до 7 кг. Внешний слой плода толщиной около 1 см необычайно твердый, разгрызть его может только агути, крупный грызун с острыми зубами. У нижнего конца каждой коробочки имеется круглая «дверца».

Обезьяны и птицы, большие почитатели орехов, умеют открывать дверцу и добираться до лакомства.

Бразильский тик (лат. Coumarouna Charapilla) произрастает в периодически подтапливаемых лесах бассейна Амазонки – в сельве.

Дерево, которое может достигать в высоту 50 м, славится очень твердой древесиной. Сердцевина Тика красновато- коричневого цвета с желтоватыми или багряными полосами. Древесина обычно используется в тяжелом строительстве, в виде досок для настила и железнодорожных шпал.

Бразильское тюльпанное дерево (лат. Dalbergia frutescens), известно еще как Розовое дерево Байя (лат. Bahia Rosenholz). Название растения связано, скорее всего, с приятным запахом свежесрубленной древесины. Уже в XVIII в. дерево широко использовалось для производства элитарной мебели.

Бурсера симаруба (лат. Bursera simaruba) из семейства Бурсеровые (лат. Burseraceae) — дерево средних размеров, вырастает до 8 м в высоту.

Бурсера произрастает в засушливых районах, поросших кустарником, на низких высотах. Имеет толстый ствол с красно-коричневой корой, которая отслаивается чешуйками; листья – перистые; цветки зеленовато-желтые или зеленовато-красные, собранные в соцветия – метелки; созревшие плоды имеют красно-коричневый цвет.

Южноамериканские индейцы млечным соком Бурсеры лечили синяки и кровоподтеки. Сегодня экстракт коры Бурсеры используется для лечения заболеваний горла, содержится в мазях против ревматизма.

Грумичама или Бразильская вишня (лат. Eugenia brasiliensis) представляет собой плодовое дерево со стройным стволом и шарообразной кроной, вырастающее до 7-10 м в высоту.

Листья толстые, глянцевые, продолговатые — до 16 см в длину и 6 см в ширину. Плоды этой культуры округлые, чуть сплющенные, ярко-красного или бордово-фиолетового цвета; при полном созревании становятся почти черными. Цветение и плодоношение длится с ноября по февраль. Плоды Грумичамы содержат массу ценных веществ и витаминов, они богаты железом, фосфором, кальцием, каротином; употребляются в свежем виде, а также идут на изготовление соков, вин, джемов, пастилы, варенья, желе.

Кора и листья содержат эфирные масла, применяемыев фармацевтике. Древесина применяется в мебельно — столярном производстве.

Диптерикс душистый, Кумару или Тонка (лат. Dipteryx odorata) — тропический вид лиственного дерева из семейства Бобовые (лат. Fabaceae). Высота деревьев может достигать 50 м, а диаметр – более 2м.

Внутри плода находится одно черное продолговатое семя (3-4 x 1 см). Семена дерева, имеющие приятный аромат, напоминающий запах ванили, миндаля и корицы, продаются под названием «бобы Тонка».

В смолах дерева и в его плодах присутствует ароматическое вещество – кумарин, который находит широкое применение в парфюмерии. Активное использование бобов Кумару при производстве мужской парфюмерии вызвано приписываемым им эротизирующим свойствам. Бобами Тонка ароматизируют также трубочный табак.

В небольших количествах бобы Тонка добавляют к десертам, ими приправляют кексы, торты и пироги, а также добавляют в молочные и алкогольные напитки.

Древесина Диптерикса душистого — коричневого цвета с красноватым или желтоватым оттенком и пурпурными полосками, она используется под названием «кумару». Имеющая красивую текстуру, обусловленную сложным рисунком волокон, древесина обладает отчетливым запахом.

Кумару отличается высокой плотностью и твердостью, не подвергается гниению и воздействию насекомых-вредителей.

Благодаря выдающимся характеристикам и свойствам, Кумару широко используется в самых разнообразных сферах промышленности, из его древесины изготавливают: пирсы и причалы, палубное покрытие для суден; массивная доска при строительстве помещений; железнодорожные шпалы и балки; высококачественная мебель и шпон.

Ива Гумбольдта (лат. Salix humboldtiana) – еще один обитатель перуанских оазисных редколесий, который обычно растет по берегам рек. Другие названия дерева — Креольская белая ива, Горькая белая ива, Чилийская белая ива.

Это вечнозеленое дерево из семейства Ивовые (лат. Salicaeae), вырастающее до 25 м; ветки — висячие, «плакучие»; листья бледно-зеленого цвета, длиной 8 — 12 см. Мужские сережки – желтоватые, длиной 7 см; женские — зеленые, длиной 3 — 4 см.

Дерево получило название в честь Александра фон Гумбольдта (нем. Friedrich Wilhelm Heinrich Alexander Freiherr von Humboldt; 1769 — 1859, Берлин) — виднейшего немецкого ученого-энциклопедиста, метеоролога, географа, ботаника и зоолога.

Карика или Перуанская папайя (лат. Carica candicans) — дерево из семейства Кариковые (лат. Caricaceae). Род включает 20-25 видов вечнозеленых кустарников или деревьев до 5-10 м высоты, произрастающих в южноамериканских тропиках.

Каучуковое дерево или Гевея бразильская (лат. Hēvea brasiliēnsis) — вечнозеленое дерево из семейства Молочайных (лат. Euphorbiaceae), относится к роду Красных деревьев. Представители этого рода отличаются необычайной твердостью и прочностью древесины, а также устойчивостью к гниению и долговечностью. Гевея бразильская — растение влажных тропиков, произрастающее на богатых гумусом равнинах и нижних склонах гор. Дерево этого рода — основной источник натурального каучука в мире.

Ствол прямой, диаметром 30—50 см, покрыт беловатой корой; листья – крупные (длиной до 15 см), кожистые, овальной формы, собраны пучками на концах ветвей; мелкие бело-желтые цветки собраны в кисти. Плод представляет собой 3-створчатую коробочку с 3-мя продолговатыми семенами. В семенах содержится до 37% масла, которое используется для производства олифы.

Во всех частях растения содержится латекс. Содержание каучука в млечном соке (латексе) Гевеи бразильской достигает 50%. Каучук, добываемый из Гевеи, составляет более 90% мировой добычи натурального вещества-эластомера.

«Резиновое молоко» — так жители тропиков называют сок Гевеи.

Интересно, что не всякое дерево дает каучук. Латекс можно собирать только с растений, достигших «подросткового» возраста, т.е. 10 или 12 лет. Наличие латекса делает древесину Гевеи неприступной для древоточцев, а по своей крепости древесина Каучукового дерева ни на йоту не уступает европейскому дубу, поэтому находит применение в мебельном производстве.

Родиной Гевеи бразильской является Южная Америка, но в наши дни растение широко культивируется в тропической Азии, большие плантации имеются и в некоторых африканских странах, например, в Нигерии.

Красное дерево, Кешью, Акажу или Анакардиум западный (лат. Anacardium occidentale) — быстрорастущее дерево с пышной раскидистой кроной, достигающее в высоту 7-12 м, обитатель тропической сельвы.

Все части этого удивительного растения находят применение: плоды употребляются как фрукты; семена — ценные и вкусные орехи; из скорлупы семян получают целебное масло; устойчивая к гниению древесина используется для изготовления разнообразных изделий; из стволов старых деревьев добывают камедь (древесная смола).

Макира кожистая (лат. Maquira coriacea) — вечнозеленое дерево с мощной кроной, которое может достигать в высоту 35-40 м.

Древесина нежно-кремового цвета, мягкая и очень легкая, в основном используется для изготовления фанеры и шпона в мебельном производстве. Жители тропиков называют это дерево «Capinuri»; но есть у него еще одно, так сказать, «народное» название – « Эротическое дерево » (исп. Arbol erotico), присвоенное ему из-за своеобразной формы ветвей. Кроме того, млечный сок Макиры кожистой является очень ядовитым.

Мескит или Альгарробо (лат. Prosopis pallida) произрастает на севере перуанской Косты. На обширных пространствах песчаных пустынь распространены отдельные деревья или рощицы Мескита — своеобразные пустынные «леса». Длинная корневая система (до 20 м) позволяет растению добывать влагу со значительных глубин и даже совершать полезное дело — «укреплять» подвижные пески. Альгарробо имеет большое хозяйственное значение: его плоды съедобны, из них приготавливают приятный тонизирующий напиток, а древесина служит местным жителям топливом.

Мескитовые редколесья образуют «галерейные леса» вдоль рек, часто окружают солончаки и больсоны (крупные впадины), а также произрастают в предгорьях, на участках с проходящими подземными водами.

Муирапиранга (лат. Brosimum paraense) — редкое, экзотическое дерево, известное еще как «Кровавое дерево» и «Марганцевое дерево» . Название возникло из-за красивого цвета древесины, который варьируется от красно-розового до кроваво-красного, а местами — малинового. Муирапиранга обладает плотной, необычайно твердой и износоустойчивой древесиной, которая по своей прочности в 2-3 раза превосходит дуб.

Пальмовый орех Тагуа (лат. Phytelephas aequatorialis) – плод этого дерева местные жители называют «Растительной Слоновой костью».

Дело в том, что у созревшего ореха белое ядро настолько твердое, что распилить его возможно только ножовкой — в таком виде орехи не пригодны в пищу, но зато прекрасно подходят для резьбы. Например, из них традиционно вырезают фигурки типа нэцкэ. Говорят, что по сравнению с настоящей слоновой костью у этого ореха единственный недостаток — его размер.

Говорят, что по сравнению с настоящей слоновой костью у этого ореха единственный недостаток — его размер.

А недозрелые плоды Тагуа имеют сладкую на вкус мясистую сердцевину — именно в таком виде индейцы употребляют их в пищу.

Папайя или дынное дерево (лат. Carica papaya) — древесное растение; вид рода Карика (лат. Carica) семейства Кариковые. Невысокое стройное пальмообразное дерево с тонким, лишенным ветвей стволом высотой от 5 до 10 м.

Листья крупные (50—70 см), на длинных черешках; цветки развиваются в листовых пазухах, превращаясь в крупные плоды янтарно-желтого цвета длиной 20 — 45 см, диаметром 10—30 см. Созревшие плоды папайи едят в сыром виде, очищая от кожицы и семян. Неспелые плоды тушат или запекают на огне, отчего от них начинает исходить запах хлеба, отсюда одно из названий Папайи — «Хлебное дерево» .

Все части растения содержат млечный сок, богатый белками и ферментом, называемым папаин. Свойство папаина смягчать мясо, разрушая жесткие волокна, использовали индейцы Южной Америки на протяжении тысячелетий. Сегодня папаин, получаемый из очищенного млечного сока листьев и незрелых плодов растения, используют в препаратах для улучшения пищеварения и для лечения остеохондроза.

В тропической народной медицине отвар из корней и листьев Папайи используют как глистогонное средство и в качестве действенного средства для контрацепции. Высушенные листья курят для облегчения астмы или в качестве замены табака.

Родиной Гевеи бразильской является Южная Америка, но в наши дни растение широко культивируется в тропической Азии, большие плантации имеются и в некоторых африканских странах, например, в Нигерии.

Прозопис или Мимозка (лат. Prosopis chilensis) — лиственное дерево среднего размера из семейства Бобовые, встречается в засушливой южной части перуанских Анд, очень засухоустойчивое.

Листопадные деревья, достигающее высоты около 14 м; ствол корявый, покрытый толстой бледно-коричневой корой, может достигать до 1 м в диаметре; листья парноперистые длиной до 20 см, стержень листа оканчивается колючкой; цветки мелкие, бледно-желтые или зеленовато-белые, собраны в колосовидные соцветия. Плод — прямой, серповидно изогнутый или скрученный боб длиной до 15 см; семена красновато-коричневые, продолговатые, приплюснутые. Стручки и семена Прозописа имеют высокую питательную ценность, их измельчают и добавляют в корм для домашнего скота.

Сапиндус (лат. Sapindus saponaria) или Мыльное дерево — вечнозеленое дерево семейства розоцветных. Современное научное название растению было дано выдающимся шведским естествоиспытателем Карлом Линнеем (швед. Carl Linnaeus; 1707-1778); оно образовано от латинских слов: «sapo» (мыло) и «indicus» (индейский). Ученый узнал об использовании индейцами плодов дерева при стирке одежды и для отбеливания хлопковых тканей. Также плоды Сапиндуса многие столетия применялись в традиционной индейской медицине.

Плоды дерева иногда называют «мыльные ягоды». Моющие свойства этих ягод обусловлены высоким содержанием сапонинов (до 38%), которые содержатся и в других частях растения.

В настоящее время растение находит применение как экологически безопасное моющее или чистящее средство. Плоды некоторых видов используются вместо стирального порошка при стирке, они не оставляют запаха, сохраняют цвет стираемых вещей.

В косметологии мыльное дерево добавляют в природные шампуни и косметическое мыло, которые применяют при выпадении волос и для улучшения состояния кожи. Мыльное дерево обладает выдающимися антибактериальными и гипоаллергенными свойствами. Компоненты растения входят в состав многих лекарственных препаратов.

Прочная оболочка семян часто используется для изготовления ожерелий, браслетов, четок.

Сейба (лат. Ceiba insignis) – широко распространенное в Южной Америке дерево семейства Мальвовые (лат. Malvaceae), произрастающее в низинах и на склонах гор до 500 м. В Перу встречается около 10 видов этого рода.

Некоторые виды могут вырасти до 70 м в высоту и более, с прямыми ветвями, которые образуют огромный навес. Наиболее широко культивируемыми видами являются Капок (лат. Kapok) и Сейба пентандра (лат. Ceiba pentandra).

Дереву отводится важная роль в мифологиях доколумбовых культур. Например, несколько амазонских племен восточного Перу уверены, что некоторые божества живут в джунглях, в деревьях Сейбы.

Из Сейбы пентандра производят прочное светлое волокно, издревле используемое индейцами для заполнения матрасов, подушек и изготовления гобеленов. Из семян дерева получают масло, используемое при производстве мыла и удобрений.

Финик пальчатый (лат. Phoenix dactylifera) — вид деревьев из семейства Пальмовые. В местах с близким залеганием грунтовых вод встречаются посадки финиковых пальм.

Деревья достигают высоты 15 — 30 м, ствол покрыт остатками листовых черешков. Листья, длина которых достигает 6 м, перистые, приподнятые, расположены пучком на вершине прямого ствола; цветки собраны в соцветия-метелки. Плод — продолговатый финик длиной до 8 см и шириной до 4 см.

На протяжении тысячелетий финики употребляются в свежем, сушеном и вареном виде, из финиковой муки пекут хлеб. Сок свежих плодов используется для приготовления «финикового меда» и вина. Из поджаренных косточек изготавливают суррогаты кофе.

Эти деревья культивируют не только ради вкусных плодов. Стволы финиковых пальм используют как строительный материал, из них изготавливают столбы, балки, двери; листья используют как кровельный материал; волокна коры пальм и листовых жилок делают канаты, веревки, корзины, мешковину; пакля используется при изготовлении подушек и матрацев. В пищу также употребляют сердцевину молодых растений, вкус которой напоминает миндальный. Из сладкого сока финиковой пальмы, получаемого из надреза на стволе, получают сахар и изготавливают пальмовое вино.

Хесперомелес пушистый (лат. Hesperomeles lanuginosa) — вечнозеленое дерево высотой до 8 м из семейства Розоцветные (лат. Rosaceae).

Деревья обычно густые, разветвленные, часто ветви покрыты шипами. Листья простые, кожистые, эллипсовидные, зубчатые по краю; цветки — белые с красным или кремовым оттенком; съедобные плоды – семечковые, шаровидной формы, пурпурного цвета.

Цедрела душистая (лат. Cedrela odorata) — листопадное дерево высотой около 10 м, типовой вид рода Cedrela. Это дерево – типичный представитель перуанской Сельвы.

Листья – сложные, спирально расположенные, в длину достигают более 30 см; плод — продолговатая или эллипсоидная коробочка длиной 4 см, в которой вызревают крупные чечевички.

С коммерческой точки зрения Цедрела душистая является наиболее важным видом рода. Умеренно легкая, приятно пахнущая древесина (отсюда и произошло название) находит широкое применение, т.к. устойчива к гниению и поеданию термитами; она используется в основном для обшивки зданий. Цедрелу часто именуют испанским кедром, потому что ядровая древесина растения содержит смолу, запах которой напоминает аромат настоящего кедра. Также древесина Цедрелы традиционно применяется для изготовления классических гитар.

На сегодняшний день этот вид находится на грани исчезновения в связи с бесконтрольной вырубкой деревьев.

Цезальпиния колючая или Цезальпиния ежовая (лат. Caesalpinia echinata) или Фернамбуковое дерево — дерево из семейства Бобовые с прямым стволом, вырастающее до высоты 30 м.

Научное название вида, произошедшее от греческого «echinos» (Еж), объясняется острыми наростами на древесном стволе. Листья перисто-сложные; душистые цветки желтого цвета собраны в кисти. Плоды — продолговатые бобы с шипами.

Цезальпиния колючая является источником ценной древесины, которая в свежем срезе имеет буроватую окраску, а на воздухе краснеет.

До начала ХХ в. это дерево очень ценилось как источник сырья для получения красителя, применявшего для окраски дорогих тканей.

Интересно, что древесина Фернамбукового дерева считается одной из лучших для изготовления смычков струнных инструментов и дирижерских палочек.

Эриотека или Ачиоте (лат. Eriotheca discolor) – дерево из семейства Bombacaceae, образует сухие ксерофильные леса и редколесья на нижних склонах гор (на высоте 500-1000 м).

Эритрина или Коралловое дерево (лат. Erythrina poeppigiana) — листопадное дерево, входящее в семейство Бобовые, достигающее в высоту 30 м.

Эти тропические деревья очень красиво цветут! Родовое название указывает на пурпурный цвет цветков, но не у всех видов Эритрин цветы красные: они могут быть оранжевого, желтого, зеленоватого и даже белого цвета. Цветы Эритрины великолепные медоносы, нектара в них так много, что он вытекает из переполненных венчиков. Поэтому это растение еще называют «деревом, плачущим слезами младенца». Местные жители используют в пищу цветки Эритрины.

Семена представляют собой красно-бурые бобы, собранные в стручки, содержащие один или несколько семян. Из-за того, что семена дерева могут переноситься морем на большие расстояния, их часто называют «морскими бобами».

Из привлекательных бобов Эритрины жители сельвы изготавливают сувениры и всевозможную бижутерию.

Хинное дерево

Об этом интереснейшем дереве невозможно рассказать в двух словах, о нем стоит поговорить подробнее.

Итак, одним из типичных представителей древесных растений горного леса является Хинное дерево или Цинхона (лат. Cínchona) — род, относящийся к семейству Мареновые (лат. Rubiaceae). Известно около 30 видов этого рода.

Стройные вечнозеленые деревья высотой 10-15 м (иногда до 30 м) с густой округлой кроной произрастают во влажных тропических лесах на восточных склонах Анд, на высоте от 1400 до 3000 м над у/м. Крупные удлиненные листья — кожистые, блестящие. Внешне хинное дерево напоминает обычную ольху, только листья у него глянцевые и крона имеет чуть розоватый оттенок. Розовые, красные или желто-белые душистые цветки собраны в густые метелки. Плод — яйцевидная или продолговатая коробочка, содержащая крылатые семена. Растение капризное, совершенно не выносит холода.

Родиной Цинхоны является Перу, она даже изображена на гербе страны.

Особые свойства коры этого дерева издавна были известны местным племенам, индейцы пили отвар из коры «quina-quina», чтобы излечиться от малярии, которую на протяжении веков называли «болотной лихорадкой».

Европейцы узнали о целебных свойствах дерева в XVI в., когда в 1638 г. по совету испанских иезуитов «красной водой» (настоем хинной коры) была излечена от лихорадки жена вице-короля Перу (1629 — 1639 гг.), Луиса Фернандеса де Кабреда (исп. Luis Jerоnimo Fernаndez de Cabreda), графа Чинчон. Считается, что дерево Цинхона получило свое название в честь графини Чинчон.

Целебную кору можно снимать, не срубая дерева, но гораздо проще и быстрее ободрать срубленный ствол. По этой причине к концу XVIII в. ежегодно вырубалось порядка 25 тыс. хинных деревьев, а к середине XIX в. возникла опасность их полного исчезновения.

Неоднократные попытки европейцев развести хинное дерево за пределами Нового света терпели фиаско. Кроме того, вывоз посевного материала ценной культуры из Перу и Боливии был строжайше запрещен, чтобы не лишиться монополии на производство хины, ведь кора хинного дерева была в буквальном смысле на вес золота.

Однако британскому предпринимателю Чарльзу Леджеру (англ. Charles Ledger; 1818-1905) в 1865 г. удалось купить и вывезти семена дерева «quina-quina» на Яву, где была основана первая хинная плантация. В настоящее время Хинное дерево распространено во многих тропических странах: культура неплохо прижилась в Африке, на Мадагаскаре, но основная часть мировой добычи ценной коры приходится на Индонезию.

В дереве целебна только кора; там, где хину добывают промышленно, кору снимают по нескольку раз с одного и того же места. Для этого ободранное дерево укутывают мхами, и оно образует новый слой коры.

Возвращаясь к Чарльзу Леджеру, приложившему массу усилий и собственных средств, чтобы способствовать распространению ценного дерева в Европе (что спасло миллионы человеческих жизней!), надо отметить, что умер он в Австралии (1905 г.), практически в полной нищете. Сегодня на месте его последнего прибежища лежит скромных размеров белый камень с очень лаконичной надписью: «Чарльз Леджер (1818-1905). Он дал миру хинин».

Национальные парки Перу

Правительство Перу, несмотря на довольно скромные финансовые возможности, активно проводит природоохранную политику. В стране создано множество природоохранных зон. Национальные парки, природные заказники, резерваты и заповедники Перу в общей сложности занимают почти 3 млн. Га, или около 7% территории государства.

Почти ½ часть территории департамента Мадре-де-Диос (исп. Madre de Dios), что составляет около 78 тыс. км², занята природными парками и резерватами, самыми значительными из которых считаются Национальный парк Ману (исп. Parque Nacional del Manu; основан в 1977 г.), один из самых крупных тропических заповедников в мире, и Национальный резерват Тамбопата-Кандамо (исп. Reserva Natural Tambopata-Kandamo; создан в 1990 г.), охраняющие массив уникальных «южных джунглей», биологическое разнообразие которого не имеет себе равных на планете. В 1977 г. ЮНЕСКО объявило парк Ману экологическими ресурсами биосферы, а в 1987 г. — Природным достоянием человечества.

Национальный парк Ману

В Ману произрастает более 2 тыс. разновидностей растений, в том числе уникальных.

Самый молодой Национальный парк страны, Бахуаха-Сононе (исп.Parque Nacional Bahuaha-Sonone), основанный в 1996 г., занимает обширную область тропического леса (1,5 Млн Га) вблизи заповедника Тамбопата-Кандамо. В совокупности с Национальным парком Мадиди (исп. Parque Nacional Madidi), крупнейшим Национальным парком Боливии, Бахуаха-Сононе образует природоохранную зону площадью более 50 тыс. км² и является национальным достоянием страны.

Национальный парк Паракас (исп. Reserva National de Paracas) — природный заповедник, расположенный в 250 км к югу от Лимы, в регионе Ика (исп. Ica), провинция Писко (исп. Provincia de Pisco). Заповедник занимает площадь 335 тыс. Га побережья, а также полуостров Паракас (исп. Península de Paracas); он был создан в 1975 г. в целях сохранить уникальную экосистему данной территории и входит в число основных достопримечательностей Перу.

Национальный парк Рио-Абисео (исп. Parque Nacional del Río Abiseo) расположен в регионе Сан-Мартин (исп. San Martín) на севере центральной части страны. Парк основан в 1983 г., занимает территорию около 3тыс. км². С 1990 г. Рио-Абисео входит в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

В красивейшем Национальном парке Уаскаран (исп. Parque Nacional Huascaran), расположенном в регионе Анкаш (исп. Ancash) на территории Кордильера-Бланка (исп. Cordillera Blanca), наиболее высокого горного хребта в Западных Кордильерах перуанских Анд, представлено 7 климатических микрозон, где обитает почти 800 видов растений. Уаскарен объявлен биосферным заповедником 1 июля 1975 г.

Мироксилон

Миро́ксилон (лат. Myrōxylon ) — род деревьев семейства Бобовые ( Fabaceae ), известный, как источник перуанского и толуанского бальзамов, используемых в парфюмерии, медицине и для ароматизации некоторых продуктов питания.


Myroxylon peruiferum — типовой вид рода.
Мироксилон
Научная классификация
Подцарство : Зелёные растения
Надпорядок : Rosanae
Подсемейство : Мотыльковые
Род: Мироксилон
Международное научное название

Ботаническое описание

Представители рода — небольшие вечнозелёные деревья высотой до 30 м.

Перистые листья состоят из 5—13 листочков.

Цветки белые, с жёлтыми тычинками, собранные в соцветия.

Плод — бобы длиной 7—11 см, содержащий одно семя.

Хозяйственное значение и применение

Древесина тёмно-коричневая с красноватой сердцевиной, благодаря высокому содержанию смол она имеет высокую стойкость к гниению.

По информации базы данных The Plant List, род включает 4 вида [2] :

  • Myroxylon balsamiferum Harms — из растения получают толутанский бальзам и ценный вид древесины бальзамо
  • Myroxylon balsamum (L.) Harms
  • Myroxylon nitidum (Hell.) Kuntze
  • Myroxylon peruiferum L.f. — Перувианское бальзамное дерево — из растения получают перуанский бальзам

Примечания

  1. ↑ Об условности указания класса двудольных в качестве вышестоящего таксона для описываемой в данной статье группы растений см. раздел «Системы APG» статьи «Двудольные».
  2. Myroxylon (англ.) . The Plant List. Version 1.1. (2013). Дата обращения 15 августа 2020.

Ссылки

  • Myroxylon poruiferum на сайте Woodfinder (англ.)
  • Myroxylon balsamum на сайте Center for Wood Anatomy Research (англ.)

Бальзамо (древесина)

Бальзамо (Balsamo) — экзотическая порода древесины, получаемая от деревьев рода Мироксилон (Myroxylon), обычно вида Мироксилон бальзамический (Myroxylon balsamum) семейства Бобовые (Fabaceae).

Мотыльковые (лат. Papilionoideae, Faboideae) — подсемейство цветковых растений в составе семейства Бобовые. Количество видов — от 12 000 до 18 000. Ранее подсемейство нередко выделяли в отдельное семейство Papilionaceae.

Существенный признак, по которому представители подсемейства отличаются от других цветковых растений, — венчик мотылькового типа.

Перуанский бальзам — смола, получаемая из коры бальзамного дерева (Myroxylon peruiferum) и других деревьев рода Мироксилон (Myroxylon), произрастающих в тропиках Америки. Несмотря на название, производится не в Перу, а в Сальвадоре.

Софо́ровые (лат. Sophoreae) — триба цветковых растений, относящаяся к подсемейству Мотыльковые (Faboideae) семейства Бобовые (Fabaceae).

Список растений c иллюстрациями из атласа лекарственных растений Köhler’s Medizinal-Pflanzen («Лекарственные растения Кёлера»).Атлас состоит из трёх томов, общее число ботанических иллюстраций в атласе составляет около четырёхсот.

Указаны научные (латинские) и русские названия растений, номер тома и иллюстрации, оригинальный сопроводительный текст.

Возможна прямая и обратная сортировка по всем полям списка.

Эфи́рные масла — летучие, с характерным сильным запахом и вкусом, маслоподобные (маслянистые), нерастворимые в воде, в основном бесцветные или слабо окрашенные жидкости. В отличие от настоящих жиров большинство эфирных масел, состоящих из легких фракций, не оставляют жировых пятен на бумаге, потому что испаряются (улетучиваются) уже при комнатной температуре. Если на производстве оставляют тяжелые фракции политерпенов в эфирных маслах (которые обычно уходят в фармацевтическую промышленность), то масла будут испаряться лишь частично. Эфирные масла образуются в растениях. Имеют чрезвычайно сильные физиологические и фармакологические свойства. В чистом виде их получают перегонкой с водяным паром, поглощая жирами, кое-где выжимают под прессом или же экстрагируют жидкой углекислотой и другими растворителями. В фитотерапии (ароматерапии и т. п.) их употребляют не только очищенными (см. абсолют (парфюмерия)), например, для ингаляций, но и в настойках (эссенциях), которые делают на спирте, учитывая нерастворимость терпенов в воде, или в напарах, как скажем, это делают с листьями шалфея или эвкалипта для полоскания. Большинство эфирных масел хорошо растворяются спиртом (растворимость эфирных масел в спирте сильно зависит от его крепости), бензином, эфиром, липидами и жирными маслами, восками и другими липофильными веществами, и в таких формах очень широко используются в парфюмерии (Парфюмерно-косметическая промышленность). Эфирные масла находят также применение в пищевой промышленности — в пряностях и специях.

Эфирные масла различают и называют, исходя из растений, из которых их получают: мятное, лавандовое, розовое и прочие. Каждое из них представляет смесь нескольких (часто более) отдельных химических соединений — терпенов и их производных (терпеноидов). Терпены — углеводороды и характерны тем, что в молекулах у них много ненасыщенных углеродных связей, которые обусловливают высокую химическую активность этих веществ.

На других языках

This page is based on a Wikipedia article written by authors (here).
Text is available under the CC BY-SA 3.0 license; additional terms may apply.
Images, videos and audio are available under their respective licenses.

15 ядовитых растений, которые скорее всего есть у вас дома

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Невозможно себе представить уютный дом без комнатных растений. Они не только украшают пространство, но также выполняют важную функцию по очистке воздуха и обогащению его кислородом.

Однако не стоит забывать, что не все домашние растения столь безопасны, как мы привыкли о них думать.

AdMe.ru собрал для вас самые распространенные комнатные цветы, которые могут нанести серьезный вред здоровью.

1. Азалия

Азалию называют королевой домашних растений за ее необычайную красоту и прихотливость.

Но азалия — это еще и опасная «королева», листья которой содержат ядовитое вещество гликозид.

При попадании в организм это вещество вызывает отравление, а впоследствии аритмию и летальный исход. Однако стоит отметить, что смерть вызывает только употребление значительного количества гликозида.

В любом случае необходимо размещать горшки с этим цветком в местах, недоступных для детей и домашних животных.

2. Диффенбахия

Популярное домашнее растение диффенбахию можно встретить во множестве квартир, офисов, больниц и даже в детских садах. Последний факт вызывает у знающих людей крайнее недоумение, поскольку диффенбахия как типичный представитель семейства ароидных весьма ядовита.

Яд содержится во всех зеленых частях растения и может вызвать сильную аллергическую реакцию, покраснения кожи и слезоточивость даже у взрослого человека. Именно поэтому необходимо тщательно оберегать детей и животных от контакта с этим красивым, но опасным представителем флоры.

3. Первоцвет, или примула

Кажется, что нет ничего лучше, чем украсить подоконник в детской комнате этими небольшими кустиками с бархатистыми листочками и яркими цветами.

Но размещать примулу рядом с детьми ни в коем случае нельзя: во время цветения примула активно выделяет токсичные вещества — алкалоиды, которые могут вызвать тошноту и головокружение. Эффект становится заметнее с увеличением количества цветущих растений в комнате.

Опасны также листья первоцвета, в волосках которых содержится яд, способный вызвать аллергическую реакцию.

4. Плющ

Плющ — популярное растение, которым украшают как помещения внутри дома, так и фасады зданий.

Однако мало кто знает о том, что плоды, а также листья этого вечнозеленого кустарника могут быть очень опасны.

Комнатный плющ обычно не плодоносит, но вот листья могут стать причиной отравления кошек, которых привлекает сочная зелень растения.

5. Монстера

Благодаря ее внушительным размерам монстеру чаще всего можно увидеть в общественных местах. Однако это растение не редкость и в обычных квартирах.

Если вы решили поселить у себя этого «монстра», советуем помнить, что в его листьях содержится крайне ядовитое вещество, которое при попадании на слизистые может вызвать сильную токсическую реакцию.

Употребление листьев монстеры внутрь может привести к серьезным отравлениям, требующим медицинского вмешательства.

6. Цикламен, или альпийская фиалка

Альпийская фиалка довольно часто встречается на подоконниках любителей цветов. Это растение с нежными цветами, источающими приятный аромат.

Опасными в этом цветке являются только клубни, содержащие сильнейший яд. Следите, чтобы ими не полакомились домашние животные, и наслаждайтесь прекрасными цветами в своем доме.

7. Трихоцереус

Трихоцереус относится к семейству кактусовых, но в отличие от иных представителей «ежеподобных» опасен не только своими колючками.

Содержащиеся в трихоцереусе вещества способны не только вызывать сильнейшие галлюцинации, но также привести к параличу центральной нервной системы.

8. Брунфельзия

Это растение с красивыми сиреневыми цветами и приятным запахом наиболее распространено в Америке и Европе.

О брунфельзии нужно знать только то, что все ее части содержат яд, обладающий нейротоксическим действием, а также то, что некоторые виды брунфельзии добавляют в традиционный напиток племен Амазонки, используемый для «общения с духами».

9. Кливия

Кливия — это очень красивое комнатное растение с яркими цветами, сгруппированными в зонтик. Несмотря на всю свою привлекательность, кливия содержит сильный яд, который в больших дозах может вызвать паралич.

При работе с этим растением необходимо соблюдать особую осторожность и тщательно следить за тем, чтобы дети не контактировали с ним.

10. Фикус

Фикус — не самое опасное растение в нашем списке. Этот представитель домашней флоры опасен исключительно по той причине, что является сильным аллергеном. Необходимо также соблюдать осторожность при контакте с соком этого растения — он может вызывать как раздражение кожи, так и ожог.

11. Пахиподиум Ламера

Это растение напоминает одновременно и пальму, и кактус. Цветоводы любят называть его мадагаскарской пальмой за толстый ствол и пышную листву. Пахиподиум настоятельно не рекомендуют размещать в детских комнатах из-за высокой ядовитости его сока, а также колючек, расположенных по всей длине ствола.

При работе с растением обязательно надевайте перчатки, чтобы избежать неприятных последствий попадания сока на кожу, а также тщательно мойте руки после «общения» с этим цветком.

12. Броваллия

Броваллия — это небольшое кустарное растение, относящееся к семейству пасленовых, цветет белыми, лиловыми и синими цветами.

Как и ее родственники — белладонна и мандрагора — броваллия крайне ядовита: необходимо тщательно мыть руки после ухода за растением, а также размещать горшки с цветком в недоступном для детей и домашних животных месте.

13. Шеффлера

Шеффлера — довольно крупное кустарниковое растение, получившее в последнее время большое распространение в домашнем цветоводстве.

Несмотря на то что шеффлеру можно охарактеризовать как слабоядовитое растение, все его части содержат яд, который может вызвать раздражение кожи, а также сильное отравление при употреблении внутрь.

14. Глориоза

Глориоза привлекает своей способностью изменять оттенок цветов в течение периода цветения.

Однако не стоит недооценивать этого представителя лиан тропических лесов — все части растения содержат сильнейший яд, способный привести к летальному исходу при употреблении внутрь.

К счастью, в воздух это опасное вещество не выделяется, поэтому любоваться растением с небольшого расстояния вполне безопасно.

15. Молочай

Семейство молочайных довольно часто можно встретить в домах цветоводов. Самым красивым представителем является молочай красивейший, или пуансеттия, которую также называют Вифлеемской звездой благодаря ее способности расцветать на католическое Рождество.

Несмотря на привлекательный вид, все растения семейства молочайных относятся к одним из самых ядовитых из-за содержащегося в них млечного сока.

При попадании на кожу этот сок белого или прозрачного цвета может вызвать ожог, язвы и воспаления, при употреблении внутрь — тяжелейшие отравления. Последствием попадания в глаза может быть полная потеря зрения.

Если в доме появились маленькие дети, то такие растения лучше отдать в добрые руки.

Пищеварительный тракт животных для семян

Взаимосвязь между деревьями и животными чаще всего выражается в том, что птицы, обезьяны, олени, овцы, крупный рогатый скот, свиньи и т.д. способствуют распространению семян, однако интересен не этот очевидный факт, а вопрос о воздействии пищеварительных соков животных на проглоченные семена.

Птицы на перечном дереве

Домовладельцы во Флориде сильно недолюбливают бразильское перечное дерево — красивое вечнозеленое растение, которое в декабре покрывается красными ягодами, выглядывающими из темно-зеленых душистых листьев в таком количестве, что оно напоминает падуб (остролист).

В этом великолепном уборе деревья стоят несколько недель. Семена созревают, падают на землю, но под деревом никогда не появляются молодые побеги.

Прилетающие большими стайками странствующие дрозды опускаются на перечные деревья и набивают полные зобы крохотными ягодами. Затем они перепархивают на газоны и прогуливаются там среди поливальных установок.

Весной они улетают на север, оставив на флоридских газонах многочисленные визитные карточки, а несколько недель спустя там повсюду начинают пробиваться ростки перечных деревьев —и особенно на клумбах, где дрозды искали червяков. Несчастный садовник вынужден вырывать тысячи ростков, чтобы перечные деревья не завладели всем садом. Желудочный сок дроздов каким-то образом воздействовал на семена.

Прежде в Соединенных Штатах все карандаши делались из древесины можжевельника, обильно росшего на равнинах атлантическою побережья от Вирджинии до Джорджии. Вскоре ненасытные требования промышленности привели к истреблению всех больших деревьев, и пришлось подыскивать другой источник древесины.

Правда, несколько сохранившихся молодых можжевельников достигли зрелости и начали приносить семена, однако под этими деревьями, которые в Америке и по сей день называются «карандашными кедрами», не появилось ни одного ростка.

Но, проезжая по сельским дорогам Южной и Северной Каролины, можно увидеть миллионы «карандашных кедров»: они растут прямыми рядами вдоль проволочных изгородей, где их семена падали с экскрементами десятков тысяч воробьев и луговых трупиалов. Без помощи пернатых посредников можжевеловые леса навсегда остались бы лишь душистым воспоминанием.

Эта услуга, которую птицы оказали можжевельнику, заставляет нас задаться вопросом: в какой степени пищеварительные процессы животных воздействуют на семена растений? А. Кернер установил, что большинство семян, пройдя по пищеварительному тракту животных, утрачивает всхожесть. У Росслера из 40025 семян разных растений, скормленных калифорнийским овсянкам, проросло только 7.

На Галапагосских островах у западного побережья Южной Америки растет большой долгоживущий многолетний томат, представляющий особый интерес, так как тщательные научные эксперименты показали, что естественным образом прорастает менее одного процента его семян.

Но в том случае, если спелые плоды поедались гигантскими черепахами, которые водятся на острове, и оставались в их пищеварительных органах две-три недели или дольше, прорастало 80 % семян.

Опыты позволили предположить, что гигантская черепаха является очень важным природным посредником не только потому, что стимулирует прорастание семян, но и потому, что она обеспечивает их эффективное рассеивание.

Ученые, кроме того, пришли к выводу, что прорастание семян объяснялось не механическим, а ферментативным воздействием на семена во время прохождения ими пищеварительного тракта черепахи.

Бейкер, директор Ботанического сада Калифорнийского университета (Беркли), ставил в Гане эксперименты с проращиванием семян баобаба и колбасного дерева. Он обнаружил, что эти семена без специальной обработки практически не прорастали, в то время как на каменистых склонах в значительном отдалении от взрослых деревьев были найдены их многочисленные молодые побеги.

Места эти служили излюбленным обиталищем павианов, а огрызки плодов указывали, что они входят в рацион обезьян.

Сильные челюсти павианов позволяют им легко разгрызать очень твердые плоды этих деревьев; поскольку плоды сами не раскрываются, без подобной помощи у семян не было бы возможности рассеяться.

Процент всхожести у семян, извлеченных из павианьих экскрементов, был заметно выше.

В Зимбабве произрастает большое красивое дерево Рицинодендрон, которое называют также «замбезийским миндалем», монгонго или «орехом Манкетти».

Древесина этого дерева лишь немногим тяжелее бальсовой. Оно приносит плоды величиной со сливу, с небольшим слоем мякоти, окружающим очень твердые орешки — «съедобные, если вам удастся их расколоть», как написал один лесничий.

Естественным образом эти семена прорастают редко, но молодых побегов очень много, так как пристрастие к этим плодам имеют слоны. Прохождение через пищеварительный тракт слона, по-видимому, не оказывает на орешки никакого воздействия, хотя поверхность их в этом случае бывает покрыта бороздками, словно сделанными острым предметом. Быть может, это следы действия желудочного сока слона?

Орехи Монгонго после прохода через слоновий пищеварительный тракт

Ч. Тейлор писал, что рицинодендрон, растущий в Гане, приносит семена, которые прорастают очень легко. Однако он добавляет, что семенам мусанги, возможно, «требуется пройти через пищеварительный тракт какого-то животного, так как в питомниках добиться их прорастания чрезвычайно трудно, а в естественных условиях дерево размножается очень хорошо».

Хотя слоны в Зимбабве и наносят большой ущерб лесам саванн, они в то же время обеспечивают распространение некоторых растений. Слонам очень нравятся бобы верблюжьей колючки, и они поедают их в больших количествах. Семена выходят наружу непереваренными. В дождливый сезон жуки-навозники закапывают слоновий помет.

Родственник Эму — Казуар, тоже с удовольствием поедает плоды Квандонга

Таким образом, большинство семян оказывается в отличной грядке. Вот так толстокожие гиганты хотя бы отчасти возмещают ущерб, который они причиняют деревьям, сдирая с них кору и нанося им всякие другие повреждения.

Ч. Уайт сообщает, что семена австралийского Квандонга прорастают только побывав в желудке Эму, которые любят лакомиться мясистыми, напоминающими сливы, около-плодниками.

Осы и деревья

Одна из самых непонятных групп тропических деревьев — это смоковницы (инжир, фига). Большая часть их происходит из Малайзии и Полинезии.

Корнер пишет: «У всех членов этого семейства маленькие цветки. У некоторых — таких, как хлебные деревья, тутовые и смоковницы, — цветки соединены в плотные соцветия, развивающиеся в мясистые соплодия. У хлебных деревьев и у тутовых цветки помещаются снаружи мясистого стебля, который их поддерживает; у смоковниц они находятся внутри его.

Смоква образуется в результате разрастания стебля соцветия, край которого затем загибается и стягивается, пока не образуется чашечка или кувшинчик с узким зевом — нечто вроде полой груши, а цветки оказываются внутри. Зев смоквы закрывается множеством наложенных друг на друга чешуек.

Цветки этих смоковниц бывают трех видов: мужские с тычинками, женские, которые дают семена, и цветки-галлы, называемые так потому, что в них развиваются личинки маленьких ос, опыляющих смоковницу.

Цветки-галлы — это стерильные женские цветки; разломав спелую смокву, их нетрудно узнать, так как они похожи на крохотные воздушные шарики на цветоножках, а сбоку можно увидеть отверстие, через которое оса выбралась наружу. Женские цветки узнают по содержащемуся в каждом из них маленькому плоскому твердому желтоватому семени, а мужские — по тычинкам.

Опыление цветков смоковницы представляет собой, пожалуй, самую интересную из известных пока форм взаимосвязи между растениями и животными. Опылить цветки смоковницы способны только крохотные насекомые, называемые фиговыми осами, поэтому размножение смоковниц целиком зависит от них.

Если такая смоковница вырастет в месте, где эти осы не водятся, дерево не даст семян. Но и фиговые осы, в свою очередь, полностью зависят от смоковницы, так как их личинки развиваются внутри цветков-галлов и вся жизнь взрослых особей проходит внутри плода — исключая перелет самок из созревающей смоквы на одном растении в молодую смокву на другом. Самцы, почти или совсем слепые и бескрылые, живут во взрослой стадии всего несколько часов.

Если самке не удается найти подходящую смоковницу, она не может отложить яйца и погибает. Существует много разновидностей этих ос, каждая из которых, по-видимому, обслуживает один или несколько родственных видов смоковницы. Этих насекомых называют осами, потому что они находятся в отдаленном родстве с настоящими осами, но они не жалят и их крохотные черные тела имеют в длину не больше миллиметра.

Когда смоквы на галловом растении созревают, из завязей цветков-галлов вылупляются взрослые осы, прогрызая стенку завязи. Самцы оплодотворяют самок внутри плода и вскоре после этого умирают. Самки выбираются наружу между чешуйками, закрывающими зев смоквы.

Мужские цветки обычно располагаются вблизи зева и раскрываются к тому времени, когда смоква созревает, так что их пыльца попадает на ос-самок. Осыпанные пыльцой осы летят к такому же дереву, на котором начинают развиваться молодые смоквы и которые они, вероятно, находят с помощью обоняния.

Они проникают в молодые смоквы, протискиваясь между чешуйками, закрывающими зев. Это трудный процесс. Если оса забирается в смокву-галл, ее яйцеклад легко проникает через короткий столбик в семяпочку, в которой и откладывается одно яйцо. Оса переходит с цветка на цветок, пока запас ее яиц не кончится; затем она умирает от истощения, так как, вылупившись, ничего не ест. »

Летучие мыши — опылители

Летучие мыши — опылители

В умеренных зонах опыление цветков в большинстве случаев производится насекомыми, и считается, что львиная доля этого труда ложится на пчелу. Однако в тропиках опыление многих видов деревьев, особенно цветущих ночью, зависит от летучих мышей. Ученые обнаружили, что питающиеся по ночам цветками летучие мыши, по-видимому, играют ту же экологическую роль, которая днем принадлежит колибри.

Это явление подробно изучалось на Тринидаде, на Яве, в Индии, в Коста-Рике и во многих других местах. Наблюдения выявили следующие факты.

1) Запах большинства цветков, опыляемых летучими мышами, очень неприятен для человека. Это относится прежде всего к цветкам Oroxylum indicum, баобаба, а также некоторых видов кигелии, паркии, дуриана и т.д.

2) Летучие мыши бывают разной величины — от зверьков меньше человеческой ладони до гигантов с размахом крыльев в метр с лишним Малютки, запуская длинные красные язычки в нектар, либо парят над цветком, либо обхватывают его крыльями. Большие летучие мышц засовывают мордочки в цветок и начинают быстро слизывать сок, но ве г ка опускается под их тяжестью, и они взлетают в воздух.

3) Цветки, привлекающие летучих мышей, принадлежат почти ис ключительно к трем семействам: бигнония, шелковичный хлопчатник и мимоза. Исключение составляет фагрея из семейства логаниевых и гигантский цереус.

Деревья и крысы

Деревья и крысы

Лазящий панданус, встречающийся на островах Тихого океана, — это не дерево, а лиана, хотя, если его многочисленным корням-прицепкам удается найти соответствующую опору, он стоит настолько прямо, что походит на дерево.

Отто Дегенер писал о нем: «Фрейцинетия довольно широко распространена в лесах Гавайских островов, особенно в предгорьях. Она больше нигде не встречается, хотя на островах, расположенных к юго-западу и на востоке, найдено свыше тридцати родственных ей видов.

Дорога от Хило к кратеру Килауэа изобилует йейе (гавайское название лазящего пандануса), которые особенно бросаются в глаза летом, когда цветут. Некоторые из этих растений карабкаются по деревьям, достигая самых вершин, — главный стебель обхватывает ствол тонкими воздушными корнями, а ветки, изгибаясь, выбираются на солнце. Другие особи ползут по земле, образуя непроходимые сплетения.

Деревянистые желтые стебли йейе имеют в диаметре 2—3 см и опоясаны рубцами, оставшимися от опавших листьев. Они выпускают множество длинных придаточных воздушных корней практически одинаковой толщины по всей длине, которые не только снабжают растение питательными веществами, но и дают ему возможность цепляться за опору.

Стебли через каждые метр-полтора ветвятся, заканчиваясь пучками тонких глянцевых зеленых листьев. Листья заострены и усажены колючками по краям и по нижней стороне главной жилки.

Способ, выработанный йейе для обеспечения перекрестного опыления, настолько необычен, что о нем стоит рассказать подробнее.

В период цветения на концах некоторых веток йейе развиваются прицветники, состоящие из десятка оранжево-красных листьев. Они мясисты и у основания сладковаты. Внутри прицветника торчат три ярких султана.

Прицветники нравятся полевым крысам. Ползая по веткам растения, крысы опыляют цветки. Каждый султан состоит из сотен мелких соцветий, представляющих собой шесть объединенных цветков, от которых сохранились только плотно сросшиеся пестики.

На других особях развиваются такие же яркие прилистники, тоже с султанами. Но эти султаны несут не пестики, а тычинки, в которых развивается пыльца. Таким образом, йейе, разделившись на мужские и женские особи, полностью обезопасили себя от возможности самоопыления.

Осмотр цветущих веток этих особей показывает, что они чаще всего повреждены — большинство душистых, ярко окрашенных мясистых листьев прицветника исчезает без следа. Их поедают крысы, которые в поисках пищи перебираются с одной цветущей ветки на другую.

Поедая мясистые прицветники, грызуны пачкают усы и шерсть пыльцой, которая попадает затем таким же образом на рыльца женских особей. Йейе — единственное растение на Гавайских островах (и одно из немногих в мире), которое опыляется млекопитающими. Некоторые из его родичей опыляются летучими лисицами — плодоядными летучими мышами, которые находят эти мясистые прицветники достаточно вкусными».

Муравьиные деревья

Некоторые тропические деревья бывают поражены муравьями. Это явление совершенно неизвестно в умеренной зоне, где муравьи — просто безобидные козявки, которые иногда залезают в сахарницу.

В тропических лесах повсюду встречаются бесчисленные муравьи самой разной величины и с самыми разными привычками — свирепые и прожорливые, готовые кусать, жалить или еще каким-нибудь способом уничтожать своих врагов. Они предпочитают селиться на деревьях и для этой цели выбирают в многообразном растительном мире определенные виды.

Почти все их избранники объединяются общим названием «муравьиные деревья». Исследование взаимоотношений тропических муравьев и деревьев показало, что их союз полезен для обеих сторон.

Деревья укрывают, а часто и кормят муравьев. В одних случаях деревья выделяют комочки питательных веществ, и муравьи их поедают; в других — муравьи питаются крохотными насекомыми, которые живут за счет дерева. В лесах, подвергающихся периодическим наводнениям, деревья спасают их жилища от затопления.

Деревья, несомненно, извлекают какие-то питательные вещества из мусора, скапливающегося в муравьиных гнездах, — очень часто в такое гнездо врастает воздушный корень. Кроме того, муравьи защищают дерево от всевозможных врагов — гусениц, личинок, жучков-точилыциков, других муравьев (листорезов) и даже от людей.

Относительно последнего Ч. Дарвин писал: «Защита листвы обеспечивается присутствием целых армий больно жалящих муравьев, чьи крохотные размеры делают их только более грозными».

Белт в своей книге «Натуралист в Никарагуа» приводит описание и рисунки листьев одного из растений семейства Melastoma со вздутыми черешками и указывает, что, кроме мелких муравьев, живущих на этих растениях в огромных количествах, он несколько раз замечал темноокрашенных Aphides (тля).

По его мнению, эти маленькие больно жалящие муравьи приносят растениям большую пользу, так как охраняют их от врагов, поедающих листья, — от гусениц, слизней и даже травоядных млекопитающих, а главное, от вездесущих сауба, то есть муравьев-листорезов, которые, по его словам, «очень боятся своих мелких родственников».

1. У некоторых муравьиных деревьев веточки бывают полыми, или же сердцевина их так мягка, что муравьи, устраивая гнездо, без труда ее убирают. Муравьи отыскивают отверстие или мягкое место у основания такой веточки, в случае необходимости прогрызают себе ход и устраиваются внутри веточки, часто расширяя и входное отверстие, и саму веточку. Некоторые деревья даже как будто заранее подготовляют входы для муравьев. На колючих деревьях муравьи иногда поселяются внутри колючек.

2. Другие муравьиные деревья размещают своих жильцов внутри листьев. Это осуществляется двумя способами. Обычно муравьи находят или прогрызают вход у основания листовой пластинки, там, где она соединяется с черешком; они забираются внутрь, раздвигая верхний и нижний покровы листа, словно две склеившиеся страницы, — вот вам и гнездо.

Второй способ использования листьев, наблюдающийся гораздо реже, состоит в том, что муравьи загибают края листа, склеивают их и поселяются внутри.

3. И, наконец, бывают муравьиные деревья, которые сами не предоставляют муравьям жилища, но муравьи зато селятся в тех эпифитах и лианах, которые они поддерживают. Когда в джунглях натыкаешься на муравьиное дерево, обычно не тратишь времени на то, чтобы проверить, из каких листьев вырываются потоки муравьев — из листьев самого дерева или его эпифита.

Спрус подробно описал свое знакомство с муравьиными деревьями на Амазонке: «Муравьиные гнезда в утолщениях веток бывают в большинстве случаев на невысоких деревьях с мягкой древесиной, особенно у основания ветвей.

В этих случаях вы почти непременно найдете муравьиные гнезда либо у каждого узла, либо на верхушках побегов. Эти муравейники представляют собой расширенную полость внутри ветки, а сообщение между ними осуществляется иногда по ходам, проложенным внутри ветки, но в подавляющем большинстве случаев — по крытым проходам, сооруженным снаружи.

У Cordia gerascantha в месте ветвления почти всегда имеются сумки, в которых живут очень злобные муравьи — тахи. На С. nodosa обычно обитают мелкие огненные муравьи, но иногда и тахи. Возможно, огненные муравьи во всех случаях были первообитателями, а тахи их вытесняют».

Все древовидные растения семейства гречишных, по словам Спруса, поражены муравьями: «Вся сердцевина каждого растения от корней до верхушечного побега практически полностью выскоблена этими насекомыми. Муравьи селятся в молодом стебле дерева или кустарника, и по мере того как он растет, выпуская ветку за веткой, они прокладывают свои ходы через все его разветвления.

Эти муравьи все, по-видимому, принадлежат к одному роду, и укус их чрезвычайно болезнен. В Бразилии это, как мы уже знаем, — “тахи”, или “тасиба”, а в Перу — “танга-рана”, и в обеих этих странах одним и тем же названием обычно пользуются для обозначения как муравьев, так и дерева, в котором они обитают.

Кампонотус, или муравей-древоточец

У Triplaris surinamensis, быстро-растущего дерева, распространенного по всему бассейну Амазонки, и у Т. schomburgkiana, небольшого дерева в верховьях Ориноко и Касикьяре, тонкие длинные трубковидные ветки почти всегда перфорированы множеством крохотных отверстий, которые можно обнаружить в прилистнике практически каждого листа.

Это ворота, из которых по сигналу дозорных, постоянно разгуливающих по стволу, в любую секунду готов появиться грозный гарнизон — как легко может убедиться на собственном опыте беззаботный путник, если, прельстившись гладкой корой дерева тахи, вздумает к нему прислониться.

Почти все древесные муравьи, даже те, которые в сухой сезон иногда спускаются на землю и строят там летние муравейники, всегда сохраняют вышеупомянутые ходы и сумки как свои постоянные жилища, а некоторые виды муравьев вообще круглый год не покидают деревьев. Возможно, то же относится к муравьям, которые строят муравейники на ветке из посторонних материалов. По-видимому, некоторые муравьи всегда живут в своих воздушных обиталищах.

Муравьиные деревья существуют повсюду в тропиках. К наиболее известным принадлежит цекропия тропической Америки, которую называют “трубным деревом”, потому что индейцы уаупа изготовляют из ее полых стеблей свои духовые трубки. Внутри ее стеблей часто обитают свирепые муравьи, которые, стоит только качнуть дерево, выбегают наружу и набрасываются на смельчака, потревожившего их покой. Эти муравьи защищают цекропию от листорезов. Междоузлия стебля полые, но прямо с наружным воздухом они не сообщаются.

Однако вблизи верхушки междоузлия стенка истончается. Оплодотворенная самка прогрызает ее и выводит свое потомство внутри стебля. Основание черешка вздуто, на его внутренней стороне образуются выросты, которыми и питаются муравьи. По мере поедания выростов появляются новые. Подобное явление наблюдается еще у нескольких родственных видов.

Несомненно, это форма взаимного приспособления, о чем свидетельствует следующий интересный факт: стебель одного вида, который никогда не бывает “муравьиным”, покрыт восковым налетом, препятствующим листорезам подниматься на него. У этих растений стенки междоузлий не истончаются и съедобные выросты не появляются.

У некоторых акаций прилистники замещаются большими колючками, вздутыми у основания. У Acacia sphaerocephala в Центральной Америке муравьи проникают в эти колючки, очищают их от внутренних тканей и поселяются там. По свидетельству Дж. Уиллиса, дерево обеспечивает их питанием: “На черешках встречаются дополнительные нектарники, а на кончиках листочков — съедобные выросты”. Но самое интересное, что акация изменяет пищеварение муравьев таким образом, что насекомые, рожденные со способностью питаться любым видом нектара, теряют эту способность и уже не могут переваривать другую пищу, кроме нектара акации.

Уиллис добавляет, что при любой попытке как-то повредить дереву муравьи массами высыпают наружу.

Старая загадка о том, что было раньше — курица или яйцо, повторяется на примере кенийской черногалловой акации, которую называют также “посвистывающей колючкой”. Ветки этого небольшого, напоминающего кустарник, дерева покрыты прямыми белыми шипами длиной до 8 см. На этих шипах образуются большие галлы. На первых порах они бывают мягкими и зеленовато-лиловыми, а потом затвердевают, чернеют, и в них поселяются муравьи.

Дейл и Гринуэй сообщают: “Галлы у основания шипов. как говорят, возникают благодаря муравьям, которые выгрызают их изнутри. Когда ветер попадает в отверстия галлов, слышится свист, отчего и возникло название “посвистывающая колючка”. Дж. Солт, который обследовал галлы на многих акациях, не нашел никаких свидетельств того, что их образование стимулируется муравьями; растение образует вздутые основания, а муравьи их используют».

Муравьиным деревом на Шри-Ланке и на юге Индии служит Humboldtia laurifolia из семейства бобовых. У него полости возникают только в цветущих побегах, в них и поселяются муравьи; строение же нецветущих побегов нормально.

Корнер описывает различные виды Макаранги (местные жители называют их «маханг») — основного муравьиного дерева Малайи:

«Листья у них полые, и внутри живут муравьи. Выход наружу они прогрызают в побеге между листьями, а в своих темных галереях они держат массу тлей, словно стада слепых коров. Тли сосут сахаристый сок побега, тела выделяют сладковатую жидкость, которую поедают муравьи.

Кроме того, растение вырабатывает так называемые “съедобные выросты”, представляющие собой крохотные белые шарики диаметром 1 мм, которые состоят из маслянистой ткани — она также служит пищей для муравьев.

В любом случае муравьи защищены от дождя. Если срезать побег, они выбегают наружу и кусаются. Муравьи проникают в молодые растения — крылатые самки прогрызают себе ход внутрь побега. Они поселяются в растениях, не достигших и полуметра в высоту, пока междоузлия вздуты и похожи на колбаски.

Пустоты в побегах возникают в результате высыхания широкой сердцевины между узлами, как у бамбуков, а муравьи превращают отдельные пустоты в галереи, прогрызая перегородки в узлах».

Дж. Бейкер, изучавший муравьев на деревьях макаранга, обнаружил, что можно вызвать войну, приведя в соприкосновение два дерева, населенные муравьями. По-видимому, муравьи каждого дерева узнают друг друга по специфическому запаху гнезда.

Мироксилон (растение, цветок или дерево)

Борис Николаевич Головкин

О чем говорят названия растений

Идея этой книги возникла случайно, родилась внезапно — во время одного разговора. Шел он о работах известного специалиста по флоре Тянь-Шаня. Мой собеседник, человек в общем далекий от ботаники, с удивлением узнал, что и в наши дни в самых разных районах Земли, в том числе и на Тянь-Шане, открывают новые, неизвестные ранее растения, которые дополняют, и порой довольно существенно, флористические списки, эти своего рода «инвентаризационные книги» зеленого покрова планеты. Но не это больше всего заинтересовало его. «Ну, хорошо, — сказал он мне. — Ботанику повезло: открыл новый вид или даже новый род, описал его, назвал, опубликовал. Можно, значит, считать этого первооткрывателя „крестным отцом“ растения. А вот как происходят сами „крестины“? Откуда берутся названия растений? Может быть, есть какие-нибудь списки рекомендуемых имен и правила их „присвоения“? Или все зависит от фантазии их автора?»

Тогда я кратко ответил ему на эти вопросы. Но многое все-таки оказалось недоговоренным, и естественная неудовлетворенность осталась и у него, и у меня. И я решил написать познавательную книжку, где можно было бы более подробно рассказать о происхождении названий диких и культурных растений. Но на практике все получилось иначе. Те главы, которые посвящены правилам ботанической номенклатуры, по существу своему, формальным, обросли маленькими неформальными открытиями, которые я сделал для самого себя при подготовке книги. Они были вызваны неожиданными параллелями, связями ботаники со смежными ей и нередко довольно далекими от нее отраслями науки, такими, скажем, как география, древняя и новая история, фармакология, этнография, лингвистика. Порой знакомые всем и каждому сведения о растениях представали совсем в ином свете, приобретали другое значение.

Тому, кто изучает ботанику вдумчиво и пытливо, кто любознателен и постоянно стремится докопаться до сути предметов и явлений, часто приходится сталкиваться с интереснейшими загадками, ответы на которые способны дать очень многое для расширения кругозора. На этом пути каждого ждут свои открытия, потому что внимательный, свежий взгляд распознает истинное, глубинное родство между, казалось бы, совершенно разными понятиями. Ботаническая информация, заключенная в названиях растений, позволяет нам еще полнее осознать безграничную ширь и мощь русского языка, еще острее почувствовать трогательную любовь народа к природе, к деревьям, травам, цветам, везде и всегда служившим человеку, сопровождавшим его по жизни.

В сущности, эта книга мозаична, она вся состоит из фрагментов, примеров. Не удержусь привести один и здесь. Такой вот занимательный случай рассказал студентам на лекции известный советский ученый профессор С. С. Станков. Речь шла об экспедиции двадцатых годов по реке Ветлуге. Уставшие после трудного перехода ботаники под вечер набрели на избушку лесника. Отдохнув и подкрепившись, они принялись за разборку растений, найденных днем. Лесник с интересом наблюдал за гостями, время от времени называя те виды, которые были ему известны. Очередь дошла до красивого и редкого растения, прозванного Венериным башмачком, — изящной лесной орхидеи, чей цветок с крупной желтой губой и более мелкими удлиненными пурпурно-бурыми боковыми лепестками действительно напоминает женскую туфельку (рис. 1). Cypripedium calceolus называют его ученые, дважды подчеркивая подобное сходство; родовое Cypripedium происходит от греческого cypripedilum — «башмачок Киприды (Венеры)», а латинское calceolus означает тоже «маленький башмак».

Рис. 1. Орхидея Венерин башмачок.

«Эта трава мне знакома, — уверенно сказал хозяин. — Мы зовем ее драповой галошей». Сама «галоша» не удивила ботаников. Все-таки между башмачком, пусть маленьким, и галошей сходство, как ни говорите, есть. А вот почему «драпова»? «Драпова — значит, очень хорошая, добротная», — объяснил лесник. И все стало на свои места, потому что здесь смысловая связь виделась уже, например, с дорогим в то время и практичным драповым пальто. Драп потерял свое первоначальное значение ткани, материала и превратился в некую меру качества.

А если уж зашла речь о Венерином башмачке, то следует сказать, что это растение имеет еще по меньшей мере два обиходных прозвища: Марьин башмачок и кукушкины сапожки.

Рис. 2. Марьины башмачки.

Народные названия растений сплошь и рядом поражают своей необычностью, меткостью, неожиданными ассоциациями, поэтичностью. Вспомните, например, растение под названием Иван-да-Марья (Melampyrum nemorosum). Желтые или красновато-желтые венчики цветка контрастно выделяются на фоне синеватых или лиловатых прицветных листьев. Он и она, Иван и Марья, неразделимые и в то же время такие разные. Символ неразлучности заключен и в других, более ранних, более редких и ныне, по-видимому, исчезнувших местных названиях этого растения: брат и сестра, брат с сестрой, Иоаким и Анна, Адриан и Мария.

А мать-и-мачеха! Теплая на ощупь, мягкая, словно бы ласкающая нижняя поверхность листьев — «мать» противопоставляется у этого растения холодной гладкой и голой верхней стороне — «мачехе». По-английски же оно зовется иначе: Son-before-father, что значит «сын-раньше-отца». Объясняется это, вероятно, еще одной особенностью растения: весной на пригретых солнцем склонах, с которых только-только сошел снег, сначала появляются желтые соцветия-корзинки («сын»), а потом, значительно позже, разворачиваются округло-сердцевидные листья с крупными зубцами по краю («отец»).

У каждого из нас наверняка есть растения, с которыми связаны милые сердцу воспоминания. Я хорошо помню один из ранних майских дней моего детства. Стройные сосновые леса взбегают над Окой на пологие террасы, а одна из них почему-то называется Турецким валом. Весна в этом году запоздала. Нежаркие лучи весеннего солнца, пронизывая ажурные кроны, еще не успели подсушить землю. Ноги поминутно скользят по прелой мокрой хвое. Подлесок, и летом-то не очень богатый красками, сейчас выглядит хмуровато, только кое-где проглядывают изумрудно-зеленые пятна мха, белые подушки лишайников да перезимовавшие, будто потускневшие под снегом, листья осоки.

Мы с приятелем спускаемся ниже, туда, где за деревьями видны в легкой дымке заливные приокские луга, а дальше — гладь спокойной реки. И вдруг — небольшая поляна, а на ней — куртинка растений в густой седоватой шубе из длинных волосков. Лиловые, слегка напоминающие колокольчики цветки сонно склонились вниз, и среди них один-два, словно очнувшись от дремоты, подняли головы к свету, обнаружив желтые зернышки пыльников в самом центре пятилепестковой звезды. А солнце миллионами искр разбивается в каплях росы, усеявших длинноворсистые стебли и листья. Настоящий хрустальный цветок из сказки, из мечты!

Потом, позднее, я узнал, что его называют сон-травой. Название необычное и немного загадочное, как и само растение. Подумалось, что скорее всего тому, кто первый придумал это имя, бросился в глаза склоненный, словно задремавший цветок.

Однако вот передо мной «Ботанический словарь» Н. И. Анненкова — книга удивительная по своей полноте, составленная чрезвычайно скрупулезно на основе различных литературных и фольклорных источников. В ней описан случай, которому будто бы и обязана своим названием сон-трава. Однажды охотник подглядел, как медведь в лесу выкапывал и лизал корни этого растения. Такое лакомство странным образом подействовало на зверя: он размеренно, без всякой опаски разлегся на земле. Охотник решил сам попробовать это снадобье и тоже полизал корень. Вскоре и его охватил глубокий сон.

Самое необычное растение, о котором вы ничего не знали:  Ковыль шершавый (растение, цветок или дерево)
Добавить комментарий