Меню

Цветок камалейника продолжение есть



Цветок камалейника

Ольга Громыко

  • 3
  • 3
  • 2

Темна и тиха летняя ночь в Царствии Иггровом!

Спите спокойно, отважные обережники, нахальные горцы, надменные йеры, презренные жрецы, охотничьи кошаки, всемогущие боги и вездесущие зеваки! Спите спокойно, дикоцветные земли, пришлые твари и первородные лозы! Спите спокойно, ибо не скоро вам в следующий раз удастся выспаться…

Что есть правда? Всего лишь ложь, в которую мы верим: я — в одну, ты — в другую.

Иногда попадаются такие книги, которые ты не читаешь, а проживаешь. Перевернув последнюю страницу, даже мысли в кучку собрать сложно, потому что их нет, не может быть у человека, который только что прожил какую-то другую жизнь. На такие книги сложно писать рецензии, сложно рассказывать о них, потому что единственное мало-мальски членораздельное, что может вырваться изо рта звучит примерно так: «Оооо, ну. это же. оооо. в общем, круто! да-а. ». Я обожаю, когда мне попадаются такие книги. Я их храню в своем сердце в отдельной комнатке, запертой на огромный амбарный замок, чтобы туда никто не смог проникнуть, никто не смог дотронуться до этих книг, которые значат для меня так много, что и словами не описать. «Цветок камалейника» — это именно такая книга. Для меня, по крайней мере. Я уже несколько лет, как стала часто брать книги в библиотеке, и это первая книга, с которой мне действительно не хочется расставаться. Мне сложно объяснить, почему так получилось, но я влюбилась в эту книгу, влюбилась в персонажей, которые стали мне родными, даже ближе многих родных мне людей. Но я все же попробую хотя бы парой слов очертить эту книгу, больше для самой себя, чтобы попытаться понять.

Эта история сперва кажется непонятной. Много терминов, которые начинаешь понимать только с течением повествования. Эти термины первое время замедляют чтение, ибо нужно к ним привыкнуть, разобраться в них. Но вот потом. от книги за уши не оттянуть. Вроде бы, здесь опять в сюжете квест: герои встречаются и идут куда-то, чтобы добыть что-то. Стандартно, как и в ранее прочитанной мною книге Громыко «Верные враги». Но, как и в «Верных врагах», в «Цветке камалейника» Ольга шикарно преподносит этот сюжет, делая привычное невероятно увлекательным и новым. На мой взгляд, «Цветок камалейника» получился более сильным романом с огромным смыслом, скрытым за всякими шутками и квестовыми поисками. Тема для произведения выбрана достаточно серьезная — столкновение двух религий. Одна из них привычна всем ныне живущим и она порицает другую, но в итоге оказывается, что другая-то вовсе не такая, как ее описывают. Людей часто вводят в заблуждение, прикрываясь силой или чудесами. Ослепленные великой силой, люди готовы поверить во что угодно, если им будет дано этой силой пользоваться или хотя бы получать от нее плоды. Никто даже пытается подумать над тем, что это за сила. Никто даже не думает о том, что эта сила разлита вокруг потоком, который и так будет омывать всех, сколько необходимо. Но людей всегда привлекают те люди, которые умеют ткнуть пальцем куда надо и воскликнуть: «Узри же чудо, Иггрово чадо!». И вот эти-то, достаточно серьезные мотивы, Ольга шикарно обыграла в своем романе. Она не пыталась говорить о чем-то, она рассказывала (да, это совершенно разные вещи). Она рассказывала с юмором, с позитивом, словно это просто байка, рассказанная темной ночью у теплого костра.

Не менее восхитительны и персонажи. Я уже говорила о том, что они стали мне очень близки. Мне было сложно отпустить их, сложно принять то, что я больше не увижусь с ними, не узнаю, что случиться дальше на их пути. В такие моменты я начинаю понимать тех авторов, которые постоянно пишут и пишут продолжения к своим книгам. ЭрТар, Джай, Брент, Тишш и Радда стали моими друзьями. Я прошла с ними весь путь, длинный и тяжелый путь, в котором они узнали цену дружбе и любви. Давно после прочтения книги меня не посещало ощущение, словно бы меня кто-то бросил. Знаете, поманил так за собой пальчиком, прогулялся по лесу, обещая показать невиданные дали, а потом вывел обратно на опушку и убежал. По сути говоря, у меня такое ощущение появляется каждый раз, когда я дочитываю книгу, просто в большей или меньшей степени. После «Цветка камалейника» оно было очень сильным. Словно меня выдернули из моей родной истории, не дав даже увидеть, что произошло дальше.

Я благодарна этой книге за приятное время. За новую прожитую жизнь в моей копилке. Эта жизнь была увлекательной, но невероятно короткой, как пресловутое неуловимое мгновение. Но ведь мгновение — это и есть жизнь. Или жизнь ткут из множества мгновений?

Источник

Цветок камалейника

Честный Автор обязан помянуть тихим незлым словом:

— Яну Бойченко, Марину Гилёву, Владимира Кнари и Юлию Морозову — за самоотверженную ловлю блох,

— Ярославу Кузнецову — за оживших героев,

— Анну Полянскую — за совместные ночные бдения в Царствии Иггровом и философские беседы об овцах.

…скатились с Ее запястий две капли крови, пали на землю и обернулись семенами. И сказала Она: да станете вы началом начал!

Летопись Предвечная. Предание о камалеях

…они напали, как только стемнело. Не стали дожидаться ни полуночной мглы, ни предрассветной сонливости караульных.

Словно хотели не просто уничтожить, но и унизить.

Дозоры, выставленные на подступах к дому, застать врасплох не удалось, но это мало что меняло. Засевшие в рассекреченном убежище были настороже всегда. Идущие к нему в этом не сомневались. Потому и не пытались ни таиться, ни вести переговоры.

К тому же их было больше. Гораздо больше.

Часть пришельцев, пригибаясь к земле, обежала и оцепила здание. Остальные в открытую выстроились треугольником напротив крыльца. Сразу видно — профессионалы: ничего лишнего ни в одежде, ни в слаженных, отточенных движениях. Из доспехов — только легкие кольчуги, оружие — две фьеты в заспинных ножнах черного цвета, означающего, что кромки волнистых клинков смазаны парализующим ядом.

Читайте также:  Бисероплетение браслет цветок для начинающих

— По велению Иггра Двуединого, откройте! — стукнув по двери кулаком, зычно выкрикнул командир. Стоявший рядом, однако державшийся отчужденнее горного пика мужчина (единственный, кто пренебрег броней и оружием) брезгливо поморщился. Разумеется, обережникам положено придерживаться устава, но смысла в нем он не видел — проклятые сектанты заслуживали не больше почтения, чем расплодившиеся в амбаре крысы. Вслух же сказал:

— Будьте бдительны, среди них трое «шипов».

— Благодарю за предупреждение, йер Архайн, — почтительно откликнулся командир, хотя по властному тону мужчины было ясно, что участь спутников его ничуть не интересует. Только результат.

— Входим, — скомандовал он, вытаскивая из-за пояса саму собой развернувшуюся плеть. Взмах, синяя трескучая молния — и дверь раскололась надвое. Правая половина выпала наружу, левая, перекосившись, осталась висеть на нижней петле. Командир пнул ее сапогом, с ругательством увернувшись от рухнувшей под ноги доски.

Жала сорока фьет подозрительно уставились в слепящий проем. В пустом просторном зале горели свечи — несколько тысяч длинных и тонких восковых побегов, увенчанных лепестками пламени. На полу и стенах мерцало, переливалось кружево светотени, потолок тонул во тьме — неестественно-белые огоньки не разгоняли ее, а как будто оттесняли вверх.

— Я сказал: входим, — с нажимом повторил йер, и обвившаяся вокруг его запястья плеть начала со зловещим шелестом расправлять кольца.

Командир взглядом велел ближайшему обережнику переступить порог. Ослушаться тот не посмел: боязливо сделал первый шаг, чуть увереннее — второй, а на третьем кружево у него под ногами колыхнулось, и человек, бестолково взмахнув руками, упал на спину.

Удар о каменный пол — штука неприятная, но он бы не заставил бывалого воина захлебнуться криком. И уж точно не поползли бы сквозь кольчугу, смешиваясь с тенями, черные вязкие ручейки.

Свечи как ни в чем не бывало продолжали гореть, чуть подергиваясь от корчей насаженного на них тела.

— Проклятье! — Архайн выждал, пока вопли умирающего стихнут, чтобы не пришлось повышать голос. — Эти ублюдки успели провести вторую инициацию.

По светлому и одновременно непроглядному залу сквозняком пронесся издевательский смех, свечи слаженно вильнули язычками, но ни одна не потухла.

Командир поежился. Нет, бояться он не боялся, но задача оказалась сложнее, чем он думал, и требовалось какое-то время, чтобы смириться с ее новым условием.

— Где они ее прячут? В подвале?

— Нет, на чердаке, — так раздраженно откликнулся мужчина, что обережник подумал было: над ним снова издеваются. — Вы что, забыли, как выглядит эта хибара? Четыре глухие пристройки и два ряда окон, а сейчас мы видим только один.

— Но здесь нет ни дверей, ни лестниц…

— Если вы не способны их увидеть, это еще ничего не значит, — перебил йер. — Убейте «шипов», и мороки развеются.

— Я полагал, что убивать невидимое — забота Взывающих… господин, — без особой охоты добавил командир, про себя на чем свет стоит костеря вздорного спутника. Если бы приказ о временном зачислении йера в карательный отряд не исходил от самого Приближенного, он бы всеми правдами и неправдами попытался отвертеться от такого «пополнения». Взывающему-то бояться нечего, а каково простым фьетчикам на жрецов врукопашную идти?! К тому же этот стервец не упустит случая выслужиться перед дхэрами, настрочив на обережь пространный хулительный донос — по поводу и без оного.

Архайн презрительно фыркнул:

— Я не собираюсь разбрасываться вверенной мне силой по мелочам.

— А я не собираюсь разбрасываться людьми, — огрызнулся начавший терять терпение обережник. — Почему бы просто не облить дом смолой и поджечь? Этот метод еще ни разу нас не подвел.

Его подчиненные продолжали топтаться у порога, слабо представляя, что они должны делать. Рубить воздух, надеясь случайно задеть врага? Ворваться в дом всей толпой, цепляясь друг за друга, чтобы не упасть? А дальше?

— Чтобы через год опять рыскать по всей стране с высунутыми языками? Нет уж. Пырей надо не скашивать, а выпалывать.

Взывающий не удостоил его ответа — пренебрежительно оттолкнул локтем и вошел в дом, без колебаний направившись к центру комнаты. Обережники вынужденно потянулись за йером, стараясь попадать след в след. Замыкающему приходилось хуже всех: он прикрывал тылы, ступая задом наперед и не имея возможности оглядываться на товарищей. Хотя на самом деле он мало что терял: ловушки жрецов — не слепые зубья капканов, которые поджидают жертв на одном и том же месте.

— Ага! — Архайн с довольной усмешкой положил руку на воздух, и под ней медленно проявился кусок перил с обрывками ступеней. Стоило ладони соскользнуть, как видение подернулось дымкой и снова исчезло. — Вот и лестница. А вот и…

Резкий полуоборот, змеиный выпад плети — и возникший из ниоткуда человек сначала со стоном рухнул на колени, а затем завалился на бок, тщетно пытаясь зажать вспоротый от паха до подреберья живот. В воздухе разлился тяжелый запах крови и требухи, крутящий желудки новичкам и опьяняющий ветеранов. Ближайшему обережнику хватило беглого взгляда, чтобы заключить — одним врагом меньше. Более пристального не последовало и по другой причине: он ошибся. Уже вроде бы обмякший «шип» внезапно взвился на ноги, всплеснул стальными крыльями клинков и снова — на сей раз окончательно — осел на пол в компании еще двух трупов. В зале стало на порядок темнее: часть свечей потухла, остальные беспокойно затрепыхались, приугаснув.

Читайте также:  Цветок с пожеланиями для ребенка

Йер брезгливо посторонился, пропуская прокатившуюся мимо сапога голову, в то время как оправившиеся от шока обережники яростно набросились на мертвого жреца, полосуя его фьетами. Дураки. Переоценить опасность порой хуже, чем недооценить.

Словно овеществляя его мысли, из теней вынырнули еще два «шипа», без всякого почтения ударив увлекшихся обережников в спины.

Свистнула плеть, но враги тоже умели учиться на ошибках — цель прянула назад, растворяясь в дымном воздухе, а второй жрец махнул в сторону Взывающего рукой, от которой веером разошлось марево. Свечные огоньки жадно потянулись к нему, истончившись до нитей, а коснувшись, растеклись по изнанке, образовав пласт клубящегося огня.

В каком-то шаге от Взывающего пламя словно укололось о его взгляд, пергаментно завернулось вверх и хлынуло в обратную сторону. Жалобно тренькнуло лопнувшее от жара стекло, полыхнула рама, занавеси, со двора донеслись крики карауливших окно бойцов, попавших под дождь из раскаленных осколков и горящих щепок.

Источник

Книга «Цветок камалейника»: краткое содержание и отзывы

«Цветок камалейника» — самое неоднозначное из всех произведений популярной украинской писательницы Ольги Громыко. Мнения читателей разделяются настолько резко, что порой возникает вопрос: одну ли и ту же книгу они читали? Одни восхищаются захватывающим сюжетом, отлично прописанным миром и интересными персонажами. Другие упрекают автора в обилии непонятных терминов и скомканном сюжете. Те, кто не уверен, стоит ли покупать эту книгу, могут прочитать краткое содержание. «Цветок камалейника» достаточно объемен (332 страницы), и многие предпочитают заранее представлять, с чем они могут столкнуться в романе.

Сюжет

Действие книги «Цветок камалейника» разворачивается в мире, живущем по магическим законам. Все достижения техники, архитектура, хозяйственные работы и даже климат напрямую связаны с благословением Иггра, двуликого бога, волю которого провозглашают его наместники дхэры и их верные слуги – йеры. Благодаря их усилиям поля приносят щедрый урожай, а люди живут безбедно, не зная войн и моровых поветрий.

Однако не все так радужно: у Иггра, как водится, есть противник. Тваребог, покровитель дикой природы, враждебный людям, некогда был побежден и изгнан из мира. Однако время от времени он вновь пытается родиться в мире в облике ребенка, девочки, которую служащие ей называют Привратницей. И тогда йерам и простым городским стражникам приходится браться за оружие, чтобы уничтожить «заразу» и защищающих ее жрецов.

В центре истории оказываются четверо никак, казалось бы, не связанных друг с другом людей: простодушный и не слишком удачливый городской стражник Джай; наглый и ехидный охотник-горец по имени ЭрТар; бывший йер, а сейчас жрец Привратницы Брент; и Радда, девушка, назначенная в «невесты» Иггру. Дополняет компанию огромный боевой кот по кличке Тишш. Люди, оказавшиеся невольными спутниками, не испытывают друг к другу никаких теплых чувств. Но постепенно все меняется. На смену неприязни и страху приходит интерес, дружба и любовь, а случайные спутники становятся единственными, кто может разобраться в загадках странным образом начавшего сбываться пророчества…

Пролог

История начинается за много лет до основных событий книги. Отряд стражи (или, как их называют в Царстве Иггровом, «обережников») под командованием йера атакуют дом, где последние выжившие сектанты прячут младенца – девочку, в которой воплотился Тваребог. Несмотря на яростное сопротивление жрецов, слуги Иггра убивают ребенка. На этот раз они используют волшебное оружие, которое навсегда закрывает Тваребогу путь к возрождению. Все жрецы уничтожены; лишь последний из погибших пленен победителями. Его душа заключена в магический кристалл и стала игрушкой убившего его йера.

Но главная интрига ждет читателя в конце пролога: когда один из воинов заглядывает в колыбель, вместо мертвого ребенка он видит лишь разрубленный надвое бутон цветка – камалеи…

Завязка

Начинается история с подкупающей простотой и неторопливостью: в город приезжает молодой охотник-горец со своим боевым корлиссом – котом ростом по пояс человеку. Не успев пока что получить разрешение на профессиональную деятельность, он все-таки решает принять предложение очистить поле местного крестьянина от вредителей – хищных и очень опасных крагг. Операция проходит далеко не так успешно, как ожидал охотник: паразитов оказывается намного больше, чем это обычно бывает, и ему едва удается спастись. Тем не менее оплату за убитых крагг он получает и вновь отправляется в город. За разрешением, не полученным им в первый визит.

Но обзавестись заветной печатью от главы гильдии ему не удается. Его останавливают местные охотники, очень злые на чужака, отбивающего их хлеб. И все было бы проще, если бы заработанные деньги внешне колючий, но отнюдь не бессердечный ЭрТар уже не отдал нищенке с маленькими детьми. Убегая от мстителей, охотник теряет своего кота, чудом не погибает в реке, а в продолжение злоключений попадает на глаза представителю местной стражи, тоже имеющей к нему некоторые вопросы, и решает спрятаться в храме Двуединого Иггра.

Нужно ли говорить, что стражник Джай отважно (но не слишком разумно) отправляется за беглецом и… оказывается в самом центре ужасающих событий. На его глазах погибает девушка – его первая любовь. А сам «обережник» напару с горцем становится беглецом, за которым охотится не только городская стража, но и почти всемогущие йеры. Впрочем, у слуг Игрра есть и другие проблемы: неожиданно для всех случилось знамение, предрекающее новое возрождение Тваребога. А от уже знакомого читателю по прологу йера сбежала его, казалось бы, безвольная игрушка – плененный много лет назад и оживленный ради забавы жрец. Он тоже ищет двоих беглецов, интересуясь тем же вопросом: что именно они сделали в храме? Но, в отличие от йеров, он хочет не убить, а защитить родившееся воплощение «Твари». Троим людям приходится вместе бежать из города, чтобы найти Привратницу (а именно так называют жрецы свое божество) и получить ответы на все свои вопросы.

Читайте также:  Почему цветок засыхают листья

Начало приключений: невольные спутники

Роман «Цветок камалейника» не дает читателям перевести дух: события происходят одно за другим. Не успев порадоваться своему спасению из одной беды, герои попадают в другую. В первом же селении, где им удалось за несложную работу выторговать еду и ночлег, герои сталкиваются с нежитью – моруном, которая ранит обережника и горца. Лекарства от этой заразы нет. И вот тут-то читатель узнает кое-что интересное о жрецах Тваребога: оказывается, их спутник Брент вполне способен исцелять такие раны, в отличие от, как считалось, всемогущих служителей Иггра.

Но проблемы героев на этом не заканчиваются. За ними по пятам идет отряд стражи во главе с уже знакомым читателю йером Аррхайном. Брент пытается найти Привратницу и защитить ее, попутно присматриваясь к своим спутникам и видя в них явные способности жрецов. Джай мучительно старается привыкнуть к вольной жизни на природе. А жизнерадостный, но, как оказалось, очень внимательный ЭрТар пытается разгадать, что кроется за недомолвками жреца.

Все осложняется тем, что пророчество в этот раз исполняется не так, как должно было. Инициации, между которыми должно проходить несколько месяцев или даже лет, следуют одна за другой.

Сближение героев

Совместное путешествие ставит перед персонажами все больше вопросов. Читатель узнает много нового о Привратнице и ее жрецах, и постепенно становится понятно, что все не так просто, как казалось. Дхэры оказываются отнюдь не служителями бога, а скорее паразитами, тянущими соки из умирающего мира. Ирны, обряды, призванные подарить плодородие полям, на самом деле только еще больше истощают землю.

Жрец рассказывает спутникам страшную правду об Иггре и Тваребоге, которая наверняка шокирует не только героев, но и читателей.

— С каждым годом трава на лугах редеет, в ней распускается все меньше цветов, жужжит и стрекочет меньше насекомых. В лесу по весне можно услышать хорошо если двух-трех птиц разом, в то время как еще двадцать лет назад ты не смог бы выделить отдельную трель из сотрясающего воздух хора. Вы вон даже ящериц никогда не видели…

— Тоже мне, горе! — упрямо хорохорился Джай, хотя внутренний голос давно уже предательски поддакивал жрецу. — Да какой от них прок?

— А от тебя? Ты уверен, что у тебя будут внуки? Или хотя бы сыновья? И что они не умрут от голода, когда на их полях, несмотря на все ирны, ничего не взойдет?! — распалился Брент, нарушив свой зарок никому ничего не навязывать.

Наконец-то становится понятным и название романа. Цветок камалейника обладает удивительной способностью указывать, в каком направлении сейчас находится новорожденная Привратница. Правда, найти ее все равно не удается: магический «компас» каждый раз смотрит в другую сторону.

У судьбы явно есть свои планы на героев. С каждым днем они все больше сближаются, переставая быть друг для друга подозрительными чужаками. Они раз за разом спасают друг друга, с удивлением понимая, что уже не могут уйти и бросить спутников в беде, и учатся прислушиваться к чужому мнению. В одном из храмов они встречают девушку, обреченную, как они теперь знают, стать пищей для дхэрров, и против ее воли забирают с собой. Надо ли говорить, что «пленница» очень быстро становится соратницей, а между ней и одним из беглецов вспыхивает чувство, в котором они сами себе боятся признаться.

Разгадка тайны

Ольга Громыко – мастер закрученных интриг и напряженных сюжетов. Всю книгу читатели с волнением следили за приключениями героев, вместе с ними пытаясь разгадать тайну загадочной Привратницы. И вот, развязка: стражники во главе с йером наконец догнали беглецов. Чтобы спасти друзей, Брент соглашается провести обряд магического поиска вместе с противником, дабы два «компаса» точно указали не только направление, но и расстояние до младенца. И цветок камалейника в руках йера внезапно показывает на самого Брента. А растение жреца – на его друзей. И читатели с изумлением понимают, что все это время четверо беглецов и их боевой кот гонялись за самими собой. Ведь именно они, все пятеро, и оказываются той самой мифической Привратницей, способной спасти медленно умирающий мир.

Эпилог: хеппи-энд или открытый финал?

Под конец Громыко все-таки подготовила своим читателям сюрприз, из-за которого многие рецензии на «Цветок камалейника» пестрят гневными упреками в сторону автора. Финал книги оставляет вопрос о том, что случилось с одним из главных героев книги, Брентом.

Остается неизвестной и судьба остальных персонажей. Однако Привратница (или все-таки Привратники?) открыла-таки невидимые шлюзы, и в мир вновь начала поступать дающая жизнь сила. Описание цветков камалейника, в единый момент превратившихся в бабочек, становится в книге не только красивым эпитетом, но и важным сюжетным ходом: именно эти порхающие мотыльки дают читателю понять, что все хорошо и ничего непоправимого с героями не произошло.

Мнение читателей

Отзывы о «Цветке камалейника» различаются настолько, что всерьез ориентироваться на них нельзя. Большая часть читателей восхищена книгой. Они отмечают нешаблонных, живых героев, неожиданные повороты сюжета, прописанный до мельчайших деталей мир. По мнению многих, «Цветок камалейника» намного интереснее «Верных врагов» и «Года крысы» этого же автора.

Есть и те читатели, которых книга разочаровала. Главные претензии – обилие названий, о смысле которых нужно догадываться по контексту, повествование от лица разных персонажей, чрезмерно насыщенный сюжет.

Многим не нравится обложка. Другие, наоборот, вполне довольны иллюстрацией. Разгадка проста и хорошо понятна, если посмотреть приведенное ниже фото: «Цветок камалейника» издавался несколько раз, и более ранняя версия проигрывает последующей по красоте картинок.

Словом, книга на любителя. Однако тем, кто любит истории в стиле фэнтези с нестандартным сюжетом, накалом нешуточных страстей и решением сложных моральных вопросов, «Цветок камалейника» наверняка придется по душе!

Источник